www.russ.ru Алексей Цветков

От редакции. 31 декабря – не только канун Нового года. В этот день состоится последний митинг оппозиции на Триумфальной площади в 2010 году. Как известно, в октябре среди организаторов митинга произошел раскол. Эдуард Лимонов и Людмила Алексеева поспорили о том, скольким людям можно выходить на площадь. Для Русского журнала об Эдуарде Лимонове и истории его союзов с разными политическими силами написал текст Алексей Цветков.

* * *

Когда в английской кодировке я набираю 31, держа шифт, у меня получается #! – решетка и восклицание. Эдуард Лимонов возмущен, что этот символ пытаются оскорбить какой-то политической конкретикой. В свою очередь Алексеева, Немцов и Сатаров не зовут его обсуждать соблюдение Конституции на свой гражданский форум и проводят теперь митинги без него…
31 октября милиция впервые несла Лимонова не в омоновский автобус, а на санкционированный митинг, после которого «несогласным» дозволили даже прогуляться некоторое время в сторону Набережной и Белого дома. Лимонов, как мог, упирался, потому что во всей этой санкционированности не было теперь для него ровно никакого смысла. «Менты» несли его насильно в пространство «конкретных требований», но он хотел остаться в пространстве «просто революции». Психологически это понятно, ибо «просто революция» конечно «круче» любых конкретных требований, потому что это чистый стиль, вот жаль только, нельзя с помощью чистого стиля, формы, жеста, управлять ничем, кроме эмоций, нельзя делить результат общего труда и контролировать рост и спад на разных этажах общества, а можно только мобилизовать впечатлительных молодых людей под «просто протест».
Извилистая линия партии
Насколько я помню, Лимонов и его нацболы пытались создать вокруг себя широкий альянс близких им сил как минимум трижды.
В середине 90-ых, как только была создана НБП и основана «Лимонка», туда устремилась начитанная и недовольная ельцинизмом молодежь из недавно и внезапно обедневшего советского ещё среднего класса. Больше она тогда вообще нигде не была нужна, ну разве что на чеченском фронте. Вождю нацболов стало ясно, что «партию», эту молодую и шумную толпу, следует сделать позвоночником более рыхлой коалиции крайне правых. Так было провозглашено Лимоновым объединение радикальных националистов в некий «Координационный совет», куда с удовольствием влилось множество микрогрупп экзотических ариософов, нордистов, мистических расистов и других специалистов по рунам и затонувшим континентам. Объединяла «национальная идея». Результатом этого альянса стали выдвижение кандидатом в президенты России неполитического тяжеловеса Юрия Власова и «Дни русской нации» у памятника Кириллу и Мефодию, на которых, к радости собравшихся «нефоров», выступали Сергей Троицкий («Коррозия Металла») и Дмитрий Ревякин («Калинов мост»). Не всем в партии такая коалиция нравилась. Егор Летов, например, не поняв «альянса с нацистами», открыто высказался против и надолго прекратил контакты с Лимоновым. Питерское отделение на тот момент вообще почти полностью состояло из троцкистов и они недоумевали. Но остальные недовольные терпели, в конце концов, никто не заставлял их изучать руны и молиться Сварогу, это были всего лишь «временные союзники». Довольно быстро в них разочаровался и Лимонов, ибо ни массовости, ни авторитета, ни стиля они не давали, а только тянули, как могли, информационное одеяло на себя. Разочаровавшись окончательно, вождь НБП так прямо и написал в «Лимонке», что партия пройдет через пустыню российской политики в одиночестве.
Но одиночество хорошо для медитаций и написания книг, а отнюдь не для «завоевания улицы». Последовал новый альянс с крайними коммунистами – «Фронт трудового народа», куда помимо лимоновцев вошли анпиловцы («Трудовая Россия») и «Союз офицеров» Терехова. Во время массовых шествий «офицеры» представляли не сдавшуюся советскую армию, анпиловские пенсионеры воплощали бедствующий «советский народ», а лимоновцы — новое поколение антибуржуазной молодежи, т.е. самую шумную и энергичную часть. Объединяла «социальная справедливость». На этот раз альянсом с «советскими» были не очень довольны те, кто ещё не забыл про «национальную идею» и рунологию, и нацболы всё чаще спрашивали друг друга: «Мы что, боремся за брежневский режим?». Лимонов снова всех успокаивал в том смысле, что это всего лишь союзники и вообще обреченные динозавры, от временного альянса с которыми нацболы просто получат лишний политический вес. Впрочем, и этот «Фронт» вскоре самоупразднился. Лимонов обвинил своих коммунистических партнеров в предательстве общих интересов и с тех пор мало о них вспоминал.
Пока он сидел в тюрьме, партия начала под влиянием Гейдара Джемаля дрейфовать к радикальному исламу, и несколько активистов даже приняли эту религию, но эта самодеятельность не продлилась долго.
В нулевых годах, когда Лимонова выпустили, нацболы пошли на удививший многих альянс с буржуазными демократами и профессиональными либералами. Это была последняя из трёх больших идеологий нового времени, с представителями которой лимоновцы ещё не объединялись. И на этот раз недовольство некоторых активистов стало столь сильным, что они вышли из партии и даже пытались основать «НБП без Лимонова», из чего, само собой, ничего не вышло, потому что фигура Лимонова является стилеобразующей эмблемой всей субкультуры, а стиль — не просто дополнение, но замена идеологии, как и полагается по правилам политического постмодернизма. Ещё совсем недавно они кричали «Сталин! Берия! Гулаг!» на съездах демократов и охрана выволакивала их из зала, а теперь вот шагали на общих маршах со сторонниками свободного рынка и тотальной приватизации, аплодировали Касьянову, Немцову, Каспарову и с восторгом слушали, как гневно клеймит со сцены лидер группы «Телевизор» Миша Борзыкин «неохристочекистов», которым ещё не так давно Лимонов предлагал услуги своей партии в качестве «проводника русских интересов» в Прибалтике и на Украине, о чем сам честно пишет в своих книгах.
Многие мои знакомые, сочувствовавшие лимоновцам, такой поворот восприняли как «политическое самоубийство». «Теперь Лимонов блокируется с теми, чья программа исчерпывается тремя фамилиями: вернуть Ходорковского из тюрьмы, а Березовского с Гусинским из эмиграции», — роптали удивленные. Ответный лимоновский аргумент был обычный: это всего лишь союзники и вообще сейчас самое важное – демократию вернуть. Как в середине 90ых самым важным была «национальная идея», а через пару лет самым важным стала «социальная справедливость». Однако я находил в этом некую логику, по-своему безупречную, и вовсе не потому, что Мао блокировался с Гоминьданем, а Ленин призывал к союзу «хоть с чертом, хоть с дьяволом». Если мы возьмём слова «национальная», «коммунистическая», «демократическая», то увидим, что это прилагательные и они для Лимонова не очень важны. Гораздо важнее для него существительное, которое встает после этих определений, Событие, которому он старается хранить верность. Это слово «революция». И верность этому Событию делает его одним из самых интересных людей в современной России, за которым никогда не наскучивает следить.
Ему было легко объединяться с национал-радикалами, потому что они видели себя революционными штурмовиками накануне мюнхенского путча. Легко объединяться с советскими коммунистами, потому что они изображали, как умели, большевиков в Смольном. Он, не задумываясь, объединился с либералами, как только некоторые из них, выпав из какого-никакого истеблишмента, попытались принять позу «демократических революционеров» на манер оранжевого майдана или свергателей Милошевича. Расчет «восставших» либералов понятен. Их вывела на улицы надежда на то, что истеблишмент, из которого их достаточно бестактно вытолкали, испугается их «непримиримой» позы, потеснится и впустит их назад, чтобы всё у них стало примерно как при Ельцине. Но это наивный расчет, конъюнктура изменилась – капитализм эпохи великого дележа 90-ых и капитализм эпохи усиленной охраны поделенного — это две большие разницы и требуют они разного типа элит с разной риторикой и разным выражением лиц. Лимонову же до этих неоправданных надежд оттесненной части либералов вряд ли вообще было какое-то дело. Он опознал их как «своих», «близких», как только первого из них потащили под руки, как только первый ткнулся в милицейский щит своим флагом и повеяло революционным ароматом: пот+адреналин+дым фаеров+слезоточивый газ.

Революция вообще
Но что такое «революция» в чистом виде, без прилагательных, если она не заявляется как радикальный способ принципиально изменить экономическую модель дележа собственности и политическую систему принятия решений? Что исповедует «революционер», который сегодня говорит о необходимости национальной диктатуры и введения института шерифов с неограниченными полномочиями, завтра призывает копировать Мао и Пол Пота, послезавтра заявляет о важнейшей необходимости отстаивания демократических прав всех граждан на свободу собраний? Бросается то к панк-феминизму: грядет восстание диких девочек!, то к анархистскому номадизму: города нужно бросить и жить, двигаясь по земле небольшими вооруженными отрядами. И никогда публично не отказывается ни от одной из этих идей как от ошибочной?
Ответ довольно очевиден. Тот, кто исповедует «революцию» как чистый стиль и использует в любой ситуации ту лексику, которая представляется ему здесь и сейчас наиболее антисистемной и радикальной. Именно поэтому, чем больше читаешь заводных статей и книг Лимонова, тем меньше понимаешь, чего он хочет в политическом смысле. Набор его претензий к системе скорее морально-эстетический: кругом неприятные грузные чиновники и они бесконечно воруют и врут, поэтому их нужно вышвырнуть и заменить молодыми, стройными и честными людьми. У чиновников старомодный вкус и нехватка воображения, а нужно, чтобы вкус был современный, провокационный, и воображение чтоб рулило всей движухой. Это и будет новая справедливость. За этим и нужна революция с любым прилагательным. Этот культ «революции вообще» не является уже, кстати, эксклюзивной особенностью Лимонова, он лёг в основу нацболовского проекта как такового и дал достойных продолжателей, что видно по книгам второго и тоже очень талантливого нацболовского писателя Прилепина. Из его романа «Санькя» совершенно не получается уяснить, за что же эти классные и бескомпромиссные ребята борются и гибнут, за какую-то бесконечно абстрактную и не поддающуюся оскорбительной конкретизации «справедливость» и «Родину». Возможно, в романе просто нельзя было высказать прямо всю программу революционных преобразований, но та же проблема всплыла и на знаменитой встрече Путина с Прилепиным. Когда прозвучал вопрос о конкретных целях и требованиях «вашего движения», Захар вдруг замялся и ответил в том смысле, что так вот сразу в двух словах и не растолкуешь, а дальше начал про Чечню и Абхазию. Любой человек с системой политических взглядов, будь он националист, коммунист или либерал, на месте Прилепина, не задумываясь, озвучил бы пять наиважнейших первоочередных требований, а потом ещё пять и ещё, и так загибал бы пальцы, пока его не остановят, но только не тот, кто за «революцию вообще», его подобные вопросы ставят в тупик и даже, наверное, оскорбляют своей приземленностью.
Перманентная «революция вообще» есть заостренная до максимума претензия богемы к чиновничеству. Людям, которые хотят быть «как Курт Кобейн», «как Егор Летов» или хотя бы «как Шнур» всегда будут чужды те, кто хотят быть «как президент Буш» или «такими, как Путин». Это обычная разница стилей жизни и если мы абсолютизируем эту разницу, то и получим «чистую революционность» лимоновского типа. Интересно только, что это отношение удалось положить в основу целой субкультуры нацболов, большинство из которых к богеме по роду занятий всё же не относится. «Нацболы» как довольно массовое и довольно давнее явление, рекрутируются отнюдь не столько из нонпрофитных художников и музыкантов, сколько из тех, кто мечтает быть на них похожими и, сильно утрируя, имитирует богемную оптику, выдавая её за политическую позицию.
Смысл «революции вообще» приоткрывается в одной из последних «философских» книг Лимонова, где он, трактуя Библию, предлагает человечеству задачу – найти своих создателей (инопланетян) и уничтожить этих космических хозяев. Этот гностический бунт против создателя и мечта о наказании демиургов напоминает пафос ранней сайентологии ещё живого Рона Хаббарда и вообще извечную претензию богемного героя к своей судьбе.

Гормон и класс
В чём причина такого поведения? Есть два ответа. Первый — гормональный. В любом обществе среди молодых людей до 30 лет найдется изрядное число пассионариев, всегда готовых вступить в тот или иной «бойцовский клуб». Привлекательность конкретного «клуба» оценивается обычно чисто эстетически. В большинстве обществ эти люди равномерно распределяются по многочисленным партизанским субкультурам и непримиримым сектам. Но в России Лимонов, оправдывая имидж «вечного подростка», оказался их идеальным лидером. Намекая на эту несложную теорию, обычно почему-то имеют в виду, что до 30, когда будоражащих гормонов вырабатывается больше, оптика искажается и человек менее адекватен в оценке окружающих, более возбудим лозунгами и громкой музыкой. Тогда как можно ведь повернуть и наоборот, предположив: пока гормональный фон высок, человеку есть до всего дело и он не равнодушен, а дальше, ближе к сорока, он замыкается, разочаровывается, примиряется и начинает экономить свою энергию в личных целях.
Второй ответ – классовый. Грубый, периферийный, клановый и азиатский наш капитализм вызывает деградацию целых слоёв общества. Если первое поколение нацболов – дети ещё советского, резко обедневшего, среднего класса, то дальше туда мог попасть любой, кого предлагаемое системой «место» оскорбляет, а допуска к «лифту» он не видит, ведь клановые связи и прибыльная собственность остаются определяющими ресурсами карьеры в России. Усредненный портрет потенциального нацбола – мечтательный студент не престижного вуза без особых перспектив. Ему остается только имитировать богемную претензию к «системе» и исповедовать «революцию вообще», меняющую цвет по ситуации. Нацболы — это движение молодых, бедных и амбициозных людей, которым «крутизна борьбы» заменяет как отсутствие творческого и достойно оплаченного труда, так и отсутствие участия в прибылях, которое могло бы их примирить с системой.
Победа давно одержана?
Если считать целью создание молодежной субкультуры, которая использует любую лексику и образы, чтобы постоянно воспроизводить свою «вообще радикальность», то тогда Лимонов сотоварищи добился всех возможных результатов и на несколько кругов обошел тех, кто стремился к тому же. Но к политике как способу влиять на систему обязательных для всех решений такая субкультура имеет весьма далекое отношение. Талантливо и регулярно рассказывая всему миру в стихах и прозе о своей жизни, Лимонов лучше других справляется с публичной ролью Гая Фокса из фильма братьев Вачовски – сверхчеловека, демонстративно готовящего «вообще освобождение» всему остальному обществу. Но стоит помнить, что это всего лишь кино, построенное на старинном литературном мифе романтиков о гении, меняющем историю. «Партия», действующая по законам спектакля при знающих эти законы лидерах может добиться очень многого, но все эти достижения так же будут лежать в пространстве спектакля и ничего не изменят в политэкономии нашей реальной жизни.
31 – 1
Но вернемся к «31». Лимонов публично поражается человеческой, как бы это сказать мягче… «ненадежности». Напоминает всем, что это он придумал «стратегию», о чем, кстати, легко догадаться, потому что сама идея «собираться за право собираться» без выдвижения иных требований т.е. с принципиальным пропуском объяснения, ради чего, собственно, мы собираемся, это снова «чистая революционность». Очередные партнеры по альянсу подставили Лимонова и разочаровали, договорились с властью, провели санкционированный митинг и озвучили в микрофон свои, совершенно Лимонову не интересные, требования, опошлив тем самым его «чистую» стратегию. Творческий человек заявляет свои претензии на правообладание созданной им интеллектуальной собственностью и это вполне обычная ситуация. Необычно в ней только возмущенное недоумение Эдуарда Вениаминовича, как могли с ним так поступить? Ведь так неплохо всё раньше получалось, когда был несанкционированный «просто протест», и Дмитрий Быков уже об этом стихи написал, и Катя Гордон с Нойзом МС свои клипы про «31» сняли. Если бы, например, на Триумфальной площади прозвучало хоть одно требование, это бы сразу разделило людей по классовому признаку, потому что, вот ведь незадача, у людей, относящихся к разным классам и даже к разным группам внутри классов, разные интересы и политические цели, и любая «объединяющая» их идея это всего лишь временный компромисс на условиях победившего класса и доминирующей группы внутри него. Вот если бы «Левый фронт», который всегда тоже в «31» участвовал, стал бы вдруг требовать на Триумфальной национализаций и власти рабочих советов (за что он вообще-то и выступает), Катя Гордон, пожалуй, не стала бы тогда про «31» снимать клип, а Быков тоже вряд ли бы написал свои остроумные стихи. Или наоборот, если бы Немцов с Каспаровым сказали вслух, что они думают про «честную приватизацию», то, наверное, «Левый Фронт» в полном составе вынужден был бы обидеться и уйти. А так получилось идеально – просто протест – собираемся за право собираться! В какой-то момент, возможно, Лимонову показалось, что он заразил своей «революцией вообще» всех своих партнеров по «31». Но это была иллюзия. Они всегда отлично сознавали свой интерес – пододвинуться назад, к кассе и трону, туда, откуда их отодвинули конкуренты. В «бунтари» они попали временно и вопреки всякой очевидности, они совсем не такие, как Эдуард Вениаминович, и нацболы нужны были им только за неимением хоть какой-то другой уличной пехоты, только за тем, чтобы власть их заметила и села с ними поговорить, а там глядишь, слово за слово…
В этом тайна их «предательства», о котором Лимонов пишет с таким обиженным гневом: я придумал, дрался, а они у меня украли. Но дело в том, что у них, либеральных партнеров, совсем не богемное мышление и им совершенно не нужна «революция вообще» и «просто протест». Думаю, что любая революция — это самый страшный сон, который только может присниться правозащитникам Людмилы Алексеевой и другим профессиональным слушателям «Эхо Москвы», а «протест» нужен им только как форма шантажа власти в их очень узких групповых интересах. Они всегда прекрасно знали, за что борются, представляя «ущемленные» права одной группы буржуазии и пытаясь эти права предъявить, шантажируя другую группу, которой повезло оказаться к власти ближе. Это были всего лишь их внутриклассовые трения и не более и теперь, когда власть сказала им: ну что у вас там? Давайте поговорим, никто вас не запрещает, с чего вы взяли? Всё санкционируем, вот только без этого, как его… Лимонова. Он-то вам зачем? Он разве с вами? – они сразу поняли, что незачем и не с ними, что они и без Лимонова замечены, о них вспомнили, важная промежуточная цель достигнута. Всё это время за спиной Лимонова они кривились, вспоминая то его «нацизм», то его «коммунизм», то его «порнографизм» и вообще неприличность и несерьезность, и сетовали друг другу на то, с кем приходится иметь дело и какое наступило вокруг них безрыбье, потому что редкий человек в наше трезвое время выйдет на площадь бескорыстно поддержать одну (тем более, проигравшую) группу буржуазии против другой. В Петербурге, где нельзя было прямо воспользоваться известностью Лимонова, давно уже разделили «марши» по разным адресам: один для «респектабельных» и параллельный «для буйных».
Теперь они поставили Лимонова перед выбором: или он меняется и идёт с ними и тогда у него есть шанс и дальше организовывать молодежную массовку в их «борьбе» или вновь остается в прежнем одиночестве со своей «вообще революцией», понятной только нацболам, и продолжает культивировать прежний образ жизни. Я думаю, он не изменится и останется главным по «революции вообще». И потому, наверное, ему вряд ли помогут прописные азы классовой теории: роль людей в создании и распределении прибыли определяет их социальные возможности и политические цели. Эти возможности реализуются, а цели достигаются внутри системы, которая опирается на консенсус, временно достигаемый после победы одного класса над остальными. Внутри каждого класса в свою очередь выделяются группы, конкурирующие за близость к «лифту», соединяющему их с более высоким классовым этажом. В каждый момент времени один класс становится сильнее, а другой слабее. В тот же момент времени одна внутриклассовая группа становится ближе к «лифту», а другая дальше. Эта меж- и внутри классовая борьба маскируется мифологическим языком «общих интересов», тогда как интересы разных классов противоположны, а интересы групп внутри них совпадают лишь отчасти. Политическая деятельность имеет шансы на решающий успех только в случае, если вы уполномочены представлять интересы одной из групп, становящейся сильнее в данный момент. Выражение интересов слабеющих групп тоже возможно, но успех тут может быть лишь локальным. Действия отдельных личностей от имени не заданных в классовой системе групп не рационально и неизбежно будет использовано в своих целях представителями других, объективно заданных, групп. Художественная деятельность является подчиненным компенсаторным механизмом, реализующим в сознании отдельных людей то, что им не позволено прямо реализовать в системе классовых отношений. Именно поэтому политика, организованная по правилам художественной деятельности, невозможна, даже если этого вдруг захотят самые талантливые люди.


отпечатано постоксероксомИсточник поста

[info]tollerr

http://www.youtube.com/v/XHD11tRDLYU

Против Павла Сафронова (юзер [info]onchoys) возбудили уголовное дело за то, что он в своем посте назвал Путина, извините, «пидарасом».
У него даже изъяли ноутбук и Ipad.
Дело возбуждено по заявлению представителей «Единой России».

Вот исходный пост:

В Сыктывкаре у всех кто сидит через АДСЛ, не открывается жж и твиттер.
Только что написали из Нижнего Одеса что там такая же проблема.
Это общее? Не связано ли это с приездом Путина?
И что, стало быть пока этот пидорас не уедет, у нас тут и будет штормить?

P.S. В службе поддержки АДСЛ сказали что «проблема возникла не на территории СЗТ». ////////

Конечно таким словом надо назвать в первую очередь дебилов и недоумков, работающих в милиции и прокуратуре Республики Коми.
Представителей «Единой России» даже и называть так не надо, мы все знаем, что они такие и есть.

Предлагаю всем поддержать Павла.

Кстати, жалоба на возбуждение дела, которую он написал (если это не подделка) совершенно шедевральна и войдет в историю.

отсюда

[info]avmalgin посчитал:
Яндекс дает 65.000 ответов на запрос «Путин пидорас» и 151.000 на «Путин пидарас».

Единственным результатом этого жалкого убожества, названного уголовным делом, станет то, что в выдаче Яндекса оба варианта начнут исчисляться миллионами. : [info]navalny

limonov_eduard пишет
Обращение к гражданам России

Граждане России! Недовольные! Несогласные! Протестующие!

10 июля сего года в Москве, учредительный съезд из пятидесяти регионов России провозгласил создание политической партии «Другая Россия». Я был избран председателем исполнительного комитета партии. И на правах председателя сейчас обращаюсь к вам.

20 декабря доверенные лица партии «Другая Россия» представили в министерство Юстиции Российской Федерации 15 папок с документами с целью регистрации партии. Все 266 документа на наших глазах были подвергнуты тщательному осмотру, сверены с реестром. Операцию осуществляли три сотрудника МинЮста, двое из них в ранге советников юстиции. По сути дела можно было в этот же день зарегистрировать партию. Но я не сомневаюсь, что партию «Другая Россия» не зарегистрируют. Потому что множество лет уже против меня и моих сторонников ведется кампания жестоких и неоправданных репрессий, осуществляется настоящий политический геноцид. В репрессиях активное участие вместе с костоломами центра «Э» и грязными судьями принимает участие министерство Юстиции. Их цель, – держать нас за пределами легальной политики. Поэтому даже «партия Ангелов» во главе с Лимоновым не будет зарегистрирована.

И что же, против их лома нет приема?

У меня есть один прием против лома репрессий, против лома государственного насилия, которым размахивает власть. Я обращаюсь к вам, граждане России, я призываю вас создать со мной вместе массовую народную партию протеста, настолько массовую, чтобы она по возможности одна сумела получить власть в нашей стране. Я обращаюсь ко всем живым людям (потому что есть живые мертвые), без различия пола, возраста, религии и идеологии – создайте в своих многоквартирных домах, на предприятиях, в школах, в селах, в моно-городах и малых и средних и больших городах партийные организации «Другой России»!

Старые партии в прежние времена призывали граждан «вступить» в их ряды, они делают это и сейчас.Мало кто идет. В наши дни нужен совершенно иной подход, и потому я говорю вам: не заморачивайтесь со «вступлением в партию», создайте вместе с единомышленниками протестную группу, назовите ее «Другая Россия» и неустанно увеличивайте ее личный состав. Хотите, – связывайтесь с центральной партией в Москве, хотите – действуйте самостоятельно, но как часть громадного целого. Не заморачивайтесь с программой, с уставом и с идеологией, ведь главное – победить. Достаточно общепротестных эмоций, если они горят в вас и ваших друзьях, – этого хватит. В противовес их триколору вооружимся нашим триколором: черно-золотым и белым Российской империи.

В России никогда еще не возникала массовая оппозиционная партия. Амбиции лидеров, придирки друг к другу, слухи, сплетни, иделогические расхождения, подлинные и надуманные, мешали общему делу борьбы с современным нам самодержавием. Всегда находились глупцы, предатели, эгоисты и прощалыги, чтобы разрушить единство. Я предлагаю вам сплотиться вокруг меня и моих сторонников, среди них люди различных убеждений, но все мы уверены, – единовластие должно быть прекращено, свободные выборы должны быть проведены. Я известен многим в стране своей принципиальностью, честностью, и смею вас уверить,неподкупностью, решительность также присутствует. Прикройте глаза на мои мелкие недостатки и широко откройте их на мои несомненные и большие достоинства. Я сгожусь вам на этот тяжелый период, дальше найдете себе лучшего.

Через год у нас должна быть всероссийская массовая партия протеста «Другая Россия». И мы сами себя зарегистрируем в российской Истории, а не в Министерстве. Пора. С Богом! Поехали.

21 декабря 2010 года

Председатель исполкома партии «Другая Россия»

Эдуард Лимонов

Прошу распространить документ по территории России всеми возможными способами.


отпечатано постоксероксомОригинал поста
pronkou пишет
«Фальшивый» президент? Путин нарвался на «голую правду»…

Забавная картинка вырисовывается. Вначале Путин обвиняет Немцова, Милова и Рыжкова в «многомиллиардном» воровском урагане, при этом почему то до сих пор Генпрокуратура по данному заявлению не завела уголовного дела? После, представители «воровской тройки» обвиняют Путина во лжи и собираются на него подать в суд. Сегодня уже Борис Березовский наносит удар по Путину. «Если он действительно считает, что я что-то стащил, то пусть отчитается о 25 миллионах долларов, которые я дал ему по его же просьбе на кампанию в 1999 году«, — заявил бизнесмен в интервью журналу The New Times. По его словам, если кампания Путина была организована на «грязные деньги», то он — «фальшивый президент» с 2000 года.

Я напомню, о похищенных Березовским деньгах Владимир Путин упомянул во время «прямой линии» 16 декабря, отвечая на вопрос, чего хотят оппозиционеры Владимир Милов, Борис Немцов и Владимир Рыжков. «Денег и власти, чего они еще хотят?! В свое время они поураганили, в 90-х годах, утащили вместе с Березовскими немало миллиардов», — заявил тогда премьер.

Да нашего нынешнего премьера несет, он порой просто теряется во времени и пространстве. Если Рыжков, Немцов, Милов с Березовским украли миллиарды, то почему нет «посадок»? Либо это пустой путинский треп, ни о чем! Во время последней прямой линии «царя с холопами», были и еще один «забавный» момент. Путин фактически обвинил М. Ходорковского в заказных убийствах, как минимум мэра Нефтеюганска. Нынешний премьер вроде как юрист по образованию, а значит, прекрасно понимает, что его слова (обвинения), является уже достаточным фактом для возбуждения уголовного дела, но ничего подобного не происходит, почему? Или отложили на потом, если вдруг Данилкин оправдает по второму делу, 27 декабря?

В связи со сделанными заявлениями г-м Березовским, по поводу «фальшивости» президентства Путина, и предоставлению последнему финансовой линии в 25 млрд .долларов на предвыборную компанию 2000 года, как мне представляется важным, чтобы г-н Путин подал иск в Лондонский суд (ну не в Хамовнический же подавать?) на гражданина Березовского по статье «клевета». Я думаю, Борису Абрамовичу будет, что рассказать по поводу вхождения нынешнего «нацлидера» во власть.

Вчера Борис Немцов у меня в эфире заявил, что «Путин – трус. Он боится разоблачений Мы будем подавать против него иск в суд и постараемся во время процесса представить по возможности большую доказательную базу. Именно Березовский, а не мы привели Путина в президентское кресло, именно Березовский финансировала путинскую компанию в 2000 году».

Да, все становится крайне интересным. Березовский дал «ворованные» деньги Путина? И тот его не «разоблачил», не пристыдил, не завел уголовку на «вора»?

Ну, и что получается, Путин первый свой срок был «фальшивым» президентом, главой государства, которого пропихнули на кремлевский трон на «ворованные» деньги? По этой же логике и второй его срок становится нелегитимным, я уже молчу про его «преемника»?

Вопросы, вопросы, вопросы. Ясно одно, за последние 10 лет в России построена «суверенно-воровская демократия». Так называемые «победы» Путина над олигархами не более, чем выстрел пушки по воробьям. Вся напыщенность Путина заканчивается там где начинаются откровения Березовского.

Так были ли 25 млн. долларов, господин Путин? Или вы ураганили тогда в одной лодке с Березовским, Абрамовичем, Гусинским, Смоленским, Фридманом и т.д…

PS: Накануне в эфире «Реального времени» был Борис Немцов, и вот какой разговор у нас с ним получился по поводу последних высказываний нынешнего премьера.

ПРОНЬКО: Слушатель Иван вас спрашивает: «Почему власть боится вашей коалиции?»

НЕМЦОВ: Я сам в шоке от выступления Путина, который обвинил нас в том, что мы вместе с Березовским украли миллиарды рублей. Путину теперь придется ответить за свою клевету в суде. Их страх перед нами свидетельствует об их слабости и трусливости, и о том, что мы реальная оппозиция. Честные выборы в России позволили бы адекватно показать, кто на самом деле достоин власти. Выборы в России – это позорище, которое показывает неадекватность и наглость власти, которая к тому же и смеет обвинять и клеветать на людей. Путин сам дружил с Березовским, ходил к нему на дни рожденья, Березовский выдвинул его в президенты и финансировал его кампанию. Путин думает, что мы об этом забыли, но в суде мы ему об этом напомним.

ПРОНЬКО: Как вы думаете, в связи с этим Министерство Юстиции зарегистрирует вашу партию «Народная свобода»?

НЕМЦОВ: Мы сделаем все, чтобы преодолеть их драконовские законы по регистрации партий. Если и после этого Путин ее не зарегистрирует, то он тем самым признается в нелегитимности предстоящих выборов, поскольку выборы без оппозиции не выборы, а фикция.


отпечатано постоксероксомОригинал поста

«- Я вышел сюда, потому что не мог иначе. Это моя гражданская позиция. Но ничего не поможет, Лукашенко все равно останется», — рассказывал мне бизнесмен с доходом в 3 тысячи долларов и шишкой на голове.

Повсюду встречались группки, где двое-трое товарищей насильно уводили в сторону одного буйного. «Ну почему французы и греки могут камнями закидывать ментов, а мы нет?» — сокрушался один такой смельчак. Вдруг он вырвался, слепил снежок и со всей силы кинул его сторону спецназа. Не попал.

Уже к часу ночи площадь, где час назад все-таки тлел уголек революции, была абсолютно пуста. Спецназ организованными группами уходил обратно в сторону автобусов. Ни у кого не было и мысли, что народ может вернуться. Оппозиция была разгромлена. У памятника Ленину валялся потерянный кем-то зонт. Около разбитых дверей работали сотрудники госбезопасности.

В понедельник страна проснулась, как будто ничего и не было. Двое лидеров оппозиции избиты, большинство задержаны, активистам дают сроки в 10-15 дней, Лукашенко рвет и мечет, заявляя, что «больше в Белоруссии бестолковой демократии не будет».

Илья Азар lenta.ru

Кандидат в президенты Белоруссии Ярослав Романчук утверждает, что на вчерашних протестных выступлениях оппозиции в Минске задержано порядка 600 человек, о чем он сообщил в эфире радиостанции «Эхо Москвы».

«Очень много пострадавших, есть жертвы», – заявил Романчук.

По имеющейся у него информации, задержанных несколько часов держали на морозе и подвергали избиениям.

Сам Романчук не был задержан, потому что «предусмотрительно не ночевал дома», однако он не исключает, что его могут арестовать в ближайшее время. Кроме того, по словам Романчука, ночью прошли аресты практически всех кандидатов в президенты Белоруссии. Кроме того, арестован глава Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько, чьим замом является Романчук, и многие другие политические активисты.

Романчук отметил, что оппозиция не планирует проводить в понедельник какие-либо массовые мероприятия.

«Это исключено. Главное сейчас – добиться освобождения людей и обратиться к международному сообществу, чтобы оно не оставляло ситуацию в Белоруссии без внимания», – сказал кандидат в президенты. www.gazeta.ru

[info]shorec : Пишет священник Яков Кротов ([info]yakov_krotov)
Вчерашний день весь — на похоронах. Впечатление от Щербинского кладбища — путинский стиль. Почти как в анекдоте про похороны по пояс в целофанновых пакетах. Между могилами почти нет зазора. Велика Россия, а похорониться негде. Умоляю меня кремировать и — в идеале — изготовить какой-нибудь кристалл и отдать внучке любоваться блестяшкой. Ну, если не выйдет — спустить в туалет у Елоховского собора.

Вечером, впрочем, настроение слегка поднялось — дивная история про то, как в Иванове у Михаила Меня какой-то кардиолог дозвонился по прямой лидеру нации и стал жаловаться на оклад — через пару часов его уже превратили в неличность — уволили и заявили, что такого никогда и не было, а был анонимный провокатор (http://uni-corn.livejournal.com/643258.html, кнопку «перепост» я не нажимаю в принципе, уж извините, типикон не позволяет). Дивная цитата из Путина про то, что и без Украины Россия бы победила Гитлера… Шикарное предложение о сокращении вдвое учебной программы… Злорадно твержу: «Я же говорил» — читая особо циничное и глумливое про то, что дорога через Химки пройдет, что уже 80% вырублено, что меньшинство не должно мешать большинству и что под дорогой даже сделают специальные переходы для Чириковой и её детей… Чем ярче звёзды, тем ночь темней…

ratibor59 пишет
«Русско-кавказский конфликт» – побочный эффект деятельности кремлёвского ликвидкома.

Побочный эффект деятельности кремлёвского ликвидкомаСобытия 11 декабря в Москве и других крупных городах России, где десятки тысяч человек выразили протест против сращивания этнических группировок и органов власти, а также специально организованный ажиотаж вокруг «кавказской мести» на Европейской площади Москвы, выявили очень важный механизм, которым пользуется кремлёвская либеральная группировка для удержания собственной власти.

У меня лично нет никаких сомнений, что массовая акция на Манежной площади действительно никем не планировалась. Называть провокацией сбор пяти тысяч человек в центре Москвы – это не только грешить против истины и преднамеренно дезориентировать общественное мнение, но и демонстрировать собственную интеллектуальную ущербность.

Провокации начались в другом месте и делались другими людьми. Смею утверждать, что нагнетание ситуации вокруг ответных действий кавказской молодёжи у Киевского вокзала и соответствующая информационная «артподготовка» всяческих правозащитников и профессиональных борцов с ксенофобией из Общественной палаты, начавших петь свои традиционные песни о «русском фашизме», как раз и была той самой провокацией. Эта провокация, надо думать, была спланирована именно кремлёвской либеральной группировкой.

Из истории России известно, что любая провокация – это не цель, а средство для достижения каких-либо значимых политических результатов. Например, пресловутое «Кровавое воскресение» 9 января 1905 года было спланированной провокацией и стало началом «первой русской революции». Провокатором там выступил поп Гапон, работавший одновременно на царскую охранку и на социалистов-революционеров. Современная российская реальность лишь «расширила и углубила» сферы применения провокаций.

Зачем же нужна была нынешняя?

Применим дедуктивный метод исследования. Есть либеральная кремлёвская группа, цели которой определены сегодня достаточно точно – стать составной частью западной элиты. Ради достижения этой цели кремлёвская либеральная каста готова на многое: отказаться от части суверенитета, уменьшить оборонно-наступательный потенциал страны (чтобы не пугать будущих западных «коллег»), «оптимизировать» структуру экономики, оставив в ней только те отрасли, которые станут неким «активом», который кремлёвцы будут вносить в общий котёл и который будет гарантировать соблюдение их интересов. И так далее.

Но самая главная проблема для возжелавших Запада кремлёвских либералов – это народ, который, во-первых, до сих пор находится в социокульурном шоке от распада СССР, продолжает хотеть жить в собственном суверенном государстве с собственной геополитической миссией. И, во-вторых, этот самый народ ещё смеет требовать от власти конкретных шагов в данном направлении, да ещё попутно (о, безобразие!) ‑ определённых социальных гарантий и права на воспроизводство. Здесь в первую очередь речь идёт о русском народе, веками являвшемся стержнем российской государственности.

Естественно, цели кремлёвской элиты и народа здесь настолько расходятся, что с ЭТИМ народом надо что-то делать. Кремлёвцам нужен совсем другой народ. Чтобы в этом убедиться, просто погрузитесь в измышления Юргенса: там всё сказано. Короче, нужно покорное быдло без роду и племени со сломанным национальным сознанием. Причём «быдло» двух категорий. Для первой категории верхом человеческого «щастья» станет мнимая возможность ездить в Европу без виз. Для второй – бутылка пива, мягкий диван и трансляция футбольного матча посредством цифрового телевидения. Олимпиада в Сочи и чемпионат мира по футболу – прилагаются.

Но с покорным быдлом всё время получается промашка: не хочет народ отказываться от собственной истории и подвергаться демонтажу. Чтобы переломить ситуацию, кремлевский ликвидком в течение последних двух лет раскручивал идеологические диверсии, призванные уничтожить историческое самосознание и девальвировать пантеон национальных героев русского народа. Была организована серия одиозных кинопроектов типа фильма «Царь», фильмов о Великой отечественной войне с главным акцентом на «сталинщину» и «зверства НКВД». Самым «свежим» актом из этой серии идеологических диверсий стало раскручивание истории про Катынь, а также трансляция исторических концепций Млечина-Сванидзе на телепроекте «Суд времени» (радует только то, что их взгляды находят поддержку лишь у 5% граждан).

В общем, кремлёвский ликвидком сформулировал «генеральную линию партии» по части российской истории. Её суть очень проста: русская история – это сплошное маркобесие, Иван Грозный – насильник и убийца, Петр Первый – насильник, Сталин и Советский Союз – исчадие ада, Великая Отечественная война – бессовестное закидывание трупами милашек-немцев.

Завершающий мазок в этой картине нарисовал сам Д. Медведев, заявив, что «в России практически никогда не было демократии. Её не было на протяжении тысячелетней истории России. В тот период, когда у нас правили цари и императоры, никакой демократии не было. В советский период никакой демократии не было. То есть у нас страна с тысячелетней авторитарной историей».

Русские! Вам уже сказали, что у вас нет никакой истории, вам нечем гордиться. Вам нужно только плакать и каяться за всё ваше бесславное и тёмное прошлое!

Но и это не всё. У вас нет прошлого? Замечательно! Мы вам покажем, что сегодня вы являетесь быдлом и поэтому у вас нет и будущего. И состряпали телесериал «Школа», заполонили телеэфир государственных каналов бесконечными криминальным хрониками с попойками и поножовщиной, организовали круглосуточные и бездарные телевизионные судебные заседания… Смотрите на себя! Ешьте! Подавитесь!

И тут, после стольких титанических усилий, как на зло – Манежная площадь… Сам факт случившегося показал ликвидкому всю бесполезность его «социальных технологий». Манежка показала главное: русские как становой политический фактор, как основа российской государственности по-прежнему существуют. Да, с переломанным хребтом. Да, с кучей социальных отклонений. Но существуют. А если существуют, то будут всячески сопротивляться демонтажу нации в целях инкорпорирования кремлёвских либералов в западную элиту. Самый неутешительный итог Манежной площади для ликвидкома – массовая поддержка всего общества этой акции в центре Москвы и правильно выбранный объект претензий – сам ликвидком.

А вот уже дальше начинаются манипуляции и провокации. Чтобы отвести от себя массовые негодующие взоры (пока только взоры, потому что потом могут быть и вилы со штыками), либеральная группировка прибегла к последней возможной и самой опасной схеме: провокация этноконфликта между русскими и национальными меньшинствами, в первую очередь – кавказскими народами. И, думается, попытка 15 декабря целенаправленно организовать такой конфликт – это отнюдь не последняя попытка. И плевать, что это может привести к развалу России. Убить старушку, чтобы скушать бутерброд.

Здесь есть вполне осязаемая политтехнологическая цель: показать душещипательную картинку с истинным лицом «этого несносного фашиствующего быдла». Спровоцировать русский «фашистский путч», погромы (the pogroms), беспорядки на национальной почве. И потом сказать всему мировому сообществу: «Смотрите! Этот народ не только не способен к демократии, но им можно управлять только кнутом, зомбированием и промыванием мозгов. Потому что если этого не делать, цивилизованный мир будет бесконечно трястись в конвульсиях от страха».

Под эту дудочку можно сделать всё, что угодно. Например, попросить оказать изнывающей от перманентных межэтнических разборок России международную помощь, в том числе военную. Или договориться о принципах партнёрства с Европой: мы, встроившийся в западную элиту ликивдком, обеспечиваем стабильные поставки сырья, а вы даёте нам право использовать методы Пиночета на всей территории России для умиротворения «агрессивного быдла». Но в любом случае это предполагает отказ от части суверенитета, дальнейшую денационализацию русских и – как следствие – окончательную деградацию государственности и населяющих Россию народов. Новое средневековье.

Поэтому когда говорят, что главная цель нынешней либеральной власти – тотальная дерусификация и уничтожение русских, то это неправда. Это не цель. Уничтожение русского стержня российской государственности – это средство для инкорпорирования ликвидкома в западную элиту.

В связи с этим нужно понять одно: ни в коем случае нельзя вестись на эти провокации и помогать власти расшатывать хрупкое, но пока ещё существующее межэтническое согласие. Хотя есть опасения, что в рамках молодого поколения граждан России «точка невозврата» может быть достигнута очень скоро.

Что делать? Ликвидком и слышать не хочет о стержневой роли русских в формировании и развитии Государства Российского. Для него это запретная тема. Никакие, даже самые авторитетные голоса русской национальной интеллигенции для российской квазиэлиты не станут определяющими. Можно про это забыть.

Другой разговор – интеллектуальная элита национальных республик, которая очень ясно понимает, что малые народы России не имеют никаких цивилизационнных перспектив без Русской России. В «Россиянии» перспектив нет, ибо «Россияния» — это резервация. Национальная интеллигенция прекрасно осознаёт или, по крайней мере, интуитивно чувствует, что если у русского народа не залечить сломанный хребет, не восстановить его способности к глобальному созидательному акту, все другие народы России обречены сгинуть в хаосе междоусобиц, превратившись в балласт истории.

В сложившейся ситуации важно начать диалог с этой интеллектуальной элитой, чтобы именно она выступила с политическими требованиями или активно поддержала русские политические требования, связанные с восстановлением справедливых начал в политике и экономике, первостепенного учёта интересов русского народа, в том числе основополагающих его прав — быть хозяином в собственной стране и права на воспроизводство. Русская политическая культура, складывавшаяся веками, должна стать основой для формирования норм и правил межнационального общежития, приемлемых для всех народов, населяющих Россию.

Только в этом случае у нас есть перспективы. Если этого не сделать – ликвидком всё сделает сам. Как ему нужно…


отпечатано постоксероксомОригинал поста