http://www.youtube.com/v/507VE3ES7xk

хуй

Первым делом — закрыть учебное и медицинское учреждение. Счетная палата: за 2005-2010 гг в России закрыто 12 377 школ, 81% — в сельской местности. По данным Росстата, за десятилетие – с 2000 по 2010 год – количество больниц в стране уменьшилось на 40 процентов, а поликлиник – на 20 процентов.

Вот ведь интересно: несмотря на нефть по 18 долларов Ельцин не закрыл эти 10 000 сельских школ — а Путин при средних 70 долларах за баррель — закрыл. Про поликлиники и больницы — аналогично.

И вот итог целенаправленной политики государства по ухудшению качества жизни в российском селе:
за 2002-2010 гг. количество сельских населенных пунктов где никто не живет в России увеличилось на 6 350 шт. или на 48,5%.

Ухудшение качества жизни на селе есть инструмент негласно проводящейся при Путине политики по сокращению количества сельских населенных пунктов.
More »

Чудовищная по своим последствиям катастрофа в Крымске практически смыла из новостной ленты упоминания о годовщине трагедии на Волге, когда в считанные минуты затонувшая посудина советского образца унесла жизни 122 человек. Тогда немало говорили о неизбежности новых техногенных катастроф, связанных с крайней изношенностью нещадно эксплуатируемой советской инфраструктуры, но бесконечная барабанная дробь кремлевской пропаганды заглушила критические голоса.

Нынешняя трагедия, по некоторым оценкам, унесла больше человеческих жизней, чем все предыдущие аналогичные катастрофы путинского правления, вместе взятые. Конечно, МВД, обладающее в нашей стране монополией на правдивую информацию, всячески старается преуменьшить масштаб постигшего регион бедствия, но есть уверенность, что современные средства массовой информации позволят нам узнать всю правду, какой бы горькой она ни была.

В полном соответствии с устоявшейся в путинские годы традицией, «едросовская» нелюдь подняла вой о недопустимости пиара на крови, хотя, как все мы помним, именно пиар на крови стал главным предвыборным козырем Путина 13 лет назад. Все эти годы Путин и его присные в любой критической ситуации пренебрегали жизнями простых российских граждан. Фраза Ткачева: «Вы что думаете, дорогие мои, если бы сегодня даже в 22:00 с перерывом до часу ночи, что можно было каждого обойти? Это невозможно. Какими силами? Это раз. Во-вторых. И вы бы что снялись и ушли бы из дома?» — как нельзя лучше передает отношение сановного путинского вельможи к подведомственному населению.

Крымск пополнил список трагедий путинской эпохи, которых вполне можно было бы избежать, если бы обогащение любой ценой, в том числе и на крови своих сограждан, не стало бы лейтмотивом действий правящей бюрократии. В любой цепочке событий, обычно предшествующей подобным катастрофам, в путинской России всегда можно найти интересы определенных чиновничьих групп, и Крымск не стал исключением (подробно об этом в блоге Марины Литвинович). Но высокопоставленные воры продолжают чувствовать себя комфортно — лояльность Пахану оправдывает любые преступления, будь то убийство Магнитского или масштабное воровство, сделавшее невозможным спасение многих сотен человеческих жизней в условиях природной катастрофы.

Показательно, что Краснодарский край по вложениям в инфраструктуру сегодня является одним из лидирующих регионов России. Сочинская стройка века, призванная реализовать безумную путинскую мечту о проведении зимней олимпиады на субтропическом курорте, уже установила печальные рекорды по разграблению выделенных средств. Закопанные в землю миллиарды долларов, будучи вложенными в действительно необходимые инфраструктурные проекты, могли бы спасти многие человеческие жизни. Но наглость непотопляемого Ткачева связана не только с распилом бюджетных средств, выделенных на строительство олимпийских объектов, но и с превращением Краснодарского края в заповедную зону путинской камарильи, которая обустраивается там с такими же рвением и жестокостью, с какими Петр I прорубал окно в Европу.

При таком уровне коррупции и безнаказанности цена на нефть перестает серьезно влиять на социально-экономическое положение в нашей стране. Любая государственная программа, даже объявленная приоритетной, неизбежно становится объектом для обогащения чиновников, контролирующих соответствующие финансовые потоки. Показательно в этом плане интервью дважды Героя Советского Союза, летчика-космонавта Алексея Леонова газете «Московский комсомолец» о состоянии дел в российской космонавтике, пришедшей в полный упадок из-за хронического недофинансирования и сокращения технической инфраструктуры. Такое отношение к отрасли, в которой мы могли бы конкурировать с США, еще раз показывает, что главным внешнеполитическим интересом путинского режима является сохранность авуаров российских жуликов и воров в западных банках, а совсем не забота о повышении конкурентоспособности и военной мощи нашей страны.

Трагедия в Крымске стала еще одним страшным напоминанием о том, что выживание путинского режима ставит под вопрос само существование российского государства. publicpost.ru/blog/id/13619/

ehotodroid пишет

Оригинал взят у [info]beard1958 в Расцвет тоталитаризма в Чечне («Mediapart», Франция)

До Зимней Олимпиады в Сочи остается два года, в связи с чем правозащитники опасаются «эскалации насилия, а также усиления репрессий и злоупотреблений со стороны служб безопасности» в Чечне по предлогом борьбы с терроризмом в этой небольшой кавказской республике, где жизнь только кажется нормальной.Чечня расположена на самом юго-западе России между Каспийским и Черным морем. На востоке она граничит с Дагестаном, на западе — Ингушетией и Северной Осетией, на юге — с Грузией. Эта небольшая республика, которая еще с XVII века сопротивлялась российской колонизации региона, испытала на себе жестокие репрессии во время двух последних вооруженных конфликтов (с 1994 по 1996 год и в 1999 году) между федеральными войсками и мятежными формированиями. Сегодня она создает видимость нормальной жизни и процветания под руководством протеже Путина Рамзана Кадырова.
От видимости…

Первым признаком этой нормальной жизни и процветания является новая автомагистраль (подобного в соседней Ингушетии не встретить), которая ведет от ингушской «границы» к столице Чечни. Второй момент — это ускоренное восстановление Грозного. В 2004 году разрушенный обстрелами город напоминал груду руин. Сегодня мы видим цветочные клумбы вдоль дорог, центральный рынок с бутиками дорогих брендов, современный концертный зал, великолепный стадион, восемь небоскребов, где находятся деловой центр и престижное жилье (еще в 2006 году воду во многие дома приходилось каждый день завозить в цистернах), отремонтированные дороги и аэропорт – все создает в городе атмосферу спокойной жизни. Многие чеченцы рады достигнутому и восхищаются своим президентом, которого боятся и уважают больше чем любого другого лидера региона.

В Грозном любят отмечать памятные даты: например, годовщину смерти убитого в мае 2004 года чеченскими сепаратистами президента Ахмада Кадырова (отец Рамзана) или 35-летине нынешнего президента, которое по удачному стечению обстоятельств совпадает с днем города. В этом году Рамзан Кадыров пригласил к себе на праздник знаменитостей международного уровня: Жана-Клода Ван Дамма, Шакиру, Еву Мендес и Кевина Костнера.

… к реальности

Как бы то ни было, за этим красивым фасадом скрывается совсем иная действительность. Если взглянуть на экономику, то мы увидим бедность, почти что 40% безработицу (особенно среди молодежи), организованную преступность и огромное количество ходящего по республике оружия – наследие двух последних войн и источник немалых доходов от контрабанды, шантажа и «крышевания».

Реальное положение дел в политике заключается в том, что Чечня – это в высшей степени тоталитарное государство. Рамзан Кадыров здесь непререкаемый лидер (развешанные по всей столице гигантские портреты президента напоминают об этом прохожим), который опирается на систему кланов и лично верных ему людей без какой-либо связи с институтами российского государства. Тем не менее, своей должностью Кадыров обязан лишь убежденности Кремля в том, что лишь он один способен удержать республику от хаоса и гражданской войны. После пяти лет кровопролитной борьбы с чеченскими сепаратистами и мирными жителями под предлогом контртеррористических операций Путин в 2004 году вывел из Чечни 75% находившихся там 100 000 военнослужащих федеральных войск и доверил поддержание порядка Кадырову. Кадыров воспользовался этим, чтобы подавить любые возможные протесты. Он пошел в наступление на ваххабизм, но параллельно с этим начал исламизацию во имя уважения чеченских традиций.

Некоторые официально действовавшие в республике федеральные законы были заменены серией постановлений чеченского лидера, которые тот озвучил во время телевизионных выступлений. Так, например, он считает, что женщины обязательно должны носить платок, поддерживает многоженство и кровную месть, утверждает, что жена должна подчиняться мужу, так как является его собственностью. Угнетение женщин пока что не приняло особенно острой формы, судя по нередко встречающимся на улицах города девушкам в футболках и на высоких каблуках. Тем не менее, отчеты местных и международных неправительственных организаций позволяют в полной мере оценить степень физического и психологического домашнего насилия, которому подвергаются многие женщины ((1) Так, например, получить развод или опеку над детьми для них практически невозможно. В то же время российское законодательство позволяет это, и суды выносят соответствующие решения, которые, тем не менее, никогда не выполняются, так как вдохновленные президентом бывшие мужья и их родственники ведут себя угрожающе.).

В республике утвердился порядок, который эффективно и жестоко поддерживают верные Кадырову полицейские силы почти в 25 000 человек. В обмен Москва выделяет ему щедрые субсидии: речь идет о 90% чеченского бюджета, то есть почти 250 миллиардах рублей в 2011 году. Эти деньги подпитывают огромный коррупционный механизм. Официально они предназначены для выплаты компенсации сотням тысяч жителей республики за их разрушенные в ходе двух последних войн дома и помощи в поиске альтернатив баракам и коммунальным квартирам, где им приходится ютиться. На самом деле можно считать большой удачей, если пострадавшим выплатят хоть часть этих денег. Кроме того, если они не хотят проблем с полицейскими, им нужно перечислить от 30% до 50% в фонд Кадырова, который напрямую финансирует приближенных президента.

Похищения и незаконные аресты людей, которых зачастую выбирают совершенно случайным образом, во имя борьбы с терроризмом приводят к жертвам среди невиновных мирных жителей: нередко речь идет о семьях предполагаемых террористов, журналистах и правозащитниках. Таким образом, Кадыров выполняет свою контртеррористическую квоту. Операции обычно проводят люди в масках без формы или знаков отличия, которые перемещаются на автомобилях со снятыми номерами. Все это серьезно затрудняет поиск доказательств.

По информации российской правозащитной организации «Мемориал», с 2000 года в Чечне похитили 3500 человек. Далее жертв обычно пытали (родственникам не удавалось узнать никаких новостей в среднем около недели), в результате чего они подписывали ложные признания в террористической деятельности и называли имена других людей, которые в свою очередь подвергались тем же истязаниям (побои и электрошок) и называли новые имена. Власти нередко фальсифицируют доказательства, подбрасывая взрывчатку или другой компрометирующий материал (например, наркотики) в дома или имущество (сумки, одежду…) жертв. Более того, чтобы укрепить атмосферу всеобщего страха, власти создали систему коллективного наказания: они сжигают дома родственников или друзей предполагаемых исламистов.

Чего ждать от местных и федеральных институтов?

Так что же делать, обратиться в суд? В действительности он расписался в собственной беспомощности и неспособности приструнить местные и федеральные структуры, которые несут ответственность за злоупотребление властью. Нарушения прав человека никак не расследуются, что приводит к полнейшей безнаказанности виновных. Такая ситуация объясняется повальной коррупцией, а также нежеланием властей сотрудничать с прокуратурой и судами. Следственный процесс топчется на месте или вообще прерывается, когда под прицелом оказываются сотрудники сил безопасности. Подозреваемые не реагируют на повестки в суд. Свидетелей, родственников и друзей жертв не опрашивают, а в случае необходимости на них оказывают давление и грозят им расправой. Случай сотрудницы Датского совета по беженцам Заремы Гайсановой прекрасно иллюстрирует эту систему. Зарема была похищена в Грозном в октябре 2009 года, однако ее до сих пор не нашли. Следователи не опросили ни одного свидетеля, и дело по сей день не сдвинулось с мертвой точки.

Так, может быть, стоит обратиться к неправительственным организациям? Положение российских правозащитников в Чечне чрезвычайно сложное и сопряжено с немалым риском. Отметим лишь самые известные из связанных с этой республикой дел: убийство журналистки Анны Политковской в 2006 году, адвоката и правозащитника Станислава Маркелова, журналистики Анастасии Бабуровой и Натальи Эстемировой из «Мемориала» (Кадыров напрямую угрожал ей на одной из встреч) в 2009 году. Последовавшие за убийствами исчезновения сотрудников других неправительственных организаций посеяли страх в правозащитном сообществе. В 2009 году «Мемориал» на полгода закрыл свое представительство в Грозном, однако с тех пор все же осторожно продолжил работу. Эта осторожность очень важна, так как власти все чаще обвиняют некоторых представителей неправительственных организаций в сотрудничестве с террористами и вешают на них ярлык «враг государства». Подобные обвинения преследуют двойную цель: запугать правозащитников и оттолкнуть жертв правонарушений от обращения в эти организации из страха подозрений в сговоре с террористами.
Путин груб с противниками, вульгарно-остроумен и полон сил
Возможно, стоит надеяться на изменение политики Путина? Во время своего президентского срока Дмитрий Медведев говорил о необходимости политики развития Северного Кавказа. Главным архитектором стратеги социально-экономического развития региона должен стать Александр Хлопонин, которого в 2010 году назначили вице-премьером и полномочным представителем президента России на Северном Кавказе. Тем не менее, до сих пор в свет так и не вышел ни один жизнеспособный экономический проект или план модернизации политической системы. Отсутствует также и политика по борьбе с коррупцией и контролю за расходованием выделенных из федерального центра средств.

Тем не менее, отметим важный момент, который может привести к изменениям в долгосрочной перспективе, так как ставит перед Путиным дилемму: речь идет о подъеме антикавказских настроений среди российского населения. Это чувство подпитывают новые теракты на всей территории страны, растраченные Кадыровым колоссальные суммы и его показное богатство (дорогие автомобили, частый зоопарк и скаковые лошади). Кампания «Хватит кормить Кавказ», которую начал знаменитый блогер и борец с коррупцией Алексей Навальный, стала одним из проявлений народного гнева. Серьезные проблемы с инфраструктурой существуют и в других регионах, которые, таким образом, считают себя обделенными. Некоторые даже требуют исключить Чечню из состава России. Как следует из недавно проведенного в Левада-Центром опроса, более 51% населения страны были бы не против такого пересмотра границ.

Как бы то ни было, изменение политического курса Кремля кажется маловероятным в обозримом будущем. Приближение намеченных на 2014 год Зимних Олимпийских игр в Сочи (час езды на машине до западной границы Северного Кавказа) осложняет ситуацию. Эти игры имеют большое значение для престижа Путина: они символизируют не только современную Россию, которая занимает положенное ей место среди ведущих мировых держав, но и нормализацию положения на Северном Кавказе. Теракт на олимпийских объектах может серьезно ослабить позиции президента. Таким образом, правозащитные организации опасаются эскалации насилия, а также усиления репрессий и злоупотреблений со стороны служб безопасности, которые будут пытаться продемонстрировать свою «эффективность», рискуя тем самым дать новый толчок для действий вооруженных группировок. Некоторые эксперты по Кавказу предполагают, что власти будут пытаться разделить различные группы мятежников, предлагая им взятки. Успех подобной стратегии вызывает сомнения.

Что может сделать международное сообщество?

Единственная инстанция, которая в обозримой перспективе может хоть как-то повлиять на Россию, это Европейский суд по правам человека. Суд выносил решения по огромному количеству дел на Северном Кавказе. С 1999 года по декабрь 2011 года в Страсбург было передано 320 дел о серьезных нарушениях прав человека в регионе, почти 200 из которых касались контртеррористических операций (60% исчезновений) в Чечне. В большинстве случаев суд признал Россию виновной в несоблюдении статей 2 (право на жизнь), 3 (запрещение пыток), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Европейской конвенции о защите прав человека. Решения суда свидетельствуют о серьезности и частоте нарушений прав человека в Чечне и оказывают существенную психологическую поддержку пострадавшим через признание пережитой ими несправедливости.

В то же время эффективность работы суда ограничивается двумя факторами. С одной стороны, это нежелание России наказывать виновных, несмотря на приговор европейского суда. Его недавнее решение по делу «Бексултанова против России» прекрасно иллюстрирует это отношение. В октябре 2004 года в доме Аминат Бексултановой появился сотрудник отряда милиции особого назначения и попросил ее сына Тимура пройти с ним в отделение, чтобы проверить информацию о его связях с террористическими организациями. С того дня Тимура больше не видели. ЕСПЧ приговорил Россию к выплате Бексултановой 60 000 евро морального ущерба и 3000 евро за судебные издержки, а также обязал ее продолжить расследование. Власти ограничились компенсацией, однако так и не начали следствие, подтвердив тем самым безнаказанность виновных ((2) В других случаях военные и сотрудники спецслужб даже получили повышение, несмотря на явные доказательства их вины и приговор ЕСПЧ..).

По официальным заявлениям, российская власть считает своим приоритетом исполнение решений европейского суда по Чечне и принимает для этого целый ряд мер. В 2010 году она создала специальные комитеты, которым поручено информировать пострадавших и их родственников о ходе расследования. Пока что хоть сколько-нибудь заметных результатов это не дало, и настоящую следственную работу ведут лишь «мобильные группы» неправительственной организации «Комитет против пыток», которая уже успела навлечь на себя недовольство властей.

С другой стороны, длительность процедуры тоже представляет проблему. В ЕСПЧ обращаются только после всех национальных инстанций, и у того уходит около четырех лет на принятие решения. Это объясняет тот факт, что сегодня большая часть рассматриваемых в суде дел по Чечне датируется войнами 1994 и 1999 годов. Разбирательство всех этих случаев затрудняет и отказ федеральных властей предоставить доступ к архивам действовавших в Чечне в тот момент военных подразделений.

Тем не менее, в прошлом году суд перешел к более радикальным мерам: он впервые решил провести «экстренную процедуру» (статья 39) по делам о нарушении прав человека в Чечне. Речь идет о Тамерлане Сулейманове, которого в мае 2011 года увезли в неизвестном направлении сотрудники спецслужб, и Исламе Умарпашаеве, которого четыре месяца продержали в подвале отделения милиции без предъявления каких-либо обвинений (он был вынужден отпустить бороду, что по задумке мучителей делало его похожим на радикального исламиста). ЕСПЧ смог не только оперативно вмешаться, но и добиться освобождения Умарпашаева. Остается надеяться, что в будущем европейский суд будет чаще использовать эту процедуру и сможет повлиять на Россию по самым последним случаям нарушений, когда еще есть шансы обнаружить жертв живыми.

Бенедикт Бернер (Benedicte Berner), вице-президент шведской организации Civil Rights Defenders

Оригинал публикации: Le totalitarisme règne en Tchétchénie

Национальная Ассамблея РФ приняла решение о начале общественной дискуссии по вопросу о дееспособности нынешней Конституции России и подготовке Проекта нового Основного Закона Страны. Это решение было принято на прошедшем в последние числа Мая Расширенном Пленуме Совета Национальной Ассамблеи. В общем-то – за год существования Ассамблеи, это наиболее значительное из принятых ею решений.

НА, безусловно, не может претендовать на представительство широких электоральных масс. Однако одновременно, она в каком-то смысле является образованием, представляющем наиболее широкий политический спектр – включая в себя идеологических «либералов» и «правозащитников», «патриотов», «национал-большевиков» и левых коммунистов.

В этом смысле ей нет другого аналога, как нет и другого органа, который одной из своих важнейших задач поставил бы не доминирование одного из секторов обществ над другими, а нахождение согласия между ними как минимум в вопросах создания в России действительного демократического и социального государства.

И все представленные в НА политические течения при всей естественной несхожести сошлись во мнении, что нынешняя Конституция РФ как минимум реально не исполняется, не содержит в себе механизмов, гарантирующих исполнение ее базовых деклараций, а вопрос о ее замене на иную заслуживает широкого обсуждения. More »

Как сообщает пресс-служба Ассоциации Адвокатов России за Права Человека, руководитель пресс-службы Юлия Гусейнова на основании противоречивых показаний сотрудников органов внутренних дел признана организатором пикета рабочих вертолетного завода «Камов» на Красной площади 10 апреля 2012 года. 15 мая 2012 года мировой судья 370 судебного участка Тверского района города Москвы Алексей Стеклиев вынес постановление о признании Юлии Гусейновой виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.20.2 КОаП РФ и обязал пресс-секретаря выплатить 1000 рублей в пользу государства.
Судебное заседание длилось порядка трех часов, в ходе процесса были опрошены свидетели, участники пикетирования на Красной площади, подтвердившие в суде, что Юлия Гусейнова производила фото и видеосъемку акции протеста рабочих вертолетного завода «Камов» 10 апреля 2012 года на Красной Площади, в то время как рабочие самостоятельно выходили к стенам Кремля с плакатами «Время орды закончилось!».
Подтвердил непричастность пресс-секретаря Ассоциации к организации пикета рабочих вертолетного завода «Камов» 10 апреля 2012 года на Красной площади адвокат Евгений Архипов, давший накануне акции протеста задание Юлии Гусейновой осветить планируемое рабочими мероприятие: произвести видео и фотосъемку, зафиксировать нарушения прав человека во время проведения акции.
Сотрудники органов внутренних дел, производившие задержание пресс-секретаря Ассоциации Адвокатов России за Права Человека 10 апреля 2012 года, в суд были вызваны не были. Вместо сотрудников, которые отчетливо видны на видео, предоставленном суду для просмотра и оценки судом Юлией Гусейновой и ее защитником Михаилом Шилиным, в суд явились сотрудники полиции Владимир Ушаков и Андрей Демидов. Сотрудники путались в показаниях, не могли восстановить события 10 апреля 2012 года, после чего судья Алексей Стеклиев зачитал представителям органов внутренних дел их рапорта от 10 апреля 2012, после чего Владимир Ушаков обвинил Юлию Гусейнову в организации пикета: раздаче плакатов рабочим и расстановке их на Красной площади. Полицейский Андрей Демидов, несмотря на рапорт, не подтвердил в суде, что пресс-секретарь Ассоциации якобы раздавала плакаты рабочим 10 апреля 2012 года перед началом пикета. Измененные показания судьей учтены не были, противоречивость показаний сотрудников органов внутренних дел не получила оценки судьи и не была отражена в вынесенном постановлении. При этом сотрудники не отрицали, что препятствовали пресс-секретарю снимать задержание пикетирующих: преграждали машиной путь, требовали прекратить видеосъемку несогласованного мероприятия.
По словам Михаила Шилина защитника Юлии Гусейновой, данное постановление будет обжаловано в ближайшие дни в Тверской районный суд города Москвы.
Адвокат Евгений Архипов оценил признание пресс-секретаря Ассоциации Юлии Гусейновой виновной в организации пикета рабочих вертолетного завода «Камов»:
— Считаю, задержание нашего пресс-секретаря не только нарушением свободы журналистской деятельности, не только прав и свобод человека, но и вмешательством в деятельность общественной организации, так как Юлия Гусейнова была направлена на Красную площадь для освещения акции протеста рабочих вертолетного завода «Камов» по заданию организации. К нам обратились рабочие завода «Камов», рассказали о незаконном выселении, попросили осветить их акцию протеста на Красной площади. Мы приняли решение взять дело камовцев под общественный контроль. Освещение акции нашим пресс-секретарем – выполнение задания, организация пикета ни в функции организации, ни в функции пресс-секретаря не входила. Я считаю обвинение Юлии Гусейновой в организации пикета фальсификацией. Вынесенное постановление будет обжаловано. Постановление уникально. До сих пор журналистов не обвиняли в организации акций протеста. С учетом российских политических реалий, такие обвинения могут быть поставлены властями на поток, чтобы ответственность за освещение акций протеста пересиливала перед профессиональной деятельностью и информация об акциях протеста перестала попадать в СМИ. Это нарушение свободы слова, нарушение свободы журналистской деятельности, давление на независимых журналистов и, как следствие, управление протестными настроениями. www.rusadvocat.com

ehotodroid пишет

Один человек по «немосковскому» ОМОНу сказал, что у них собирают отряд на 6 мая в Москву. Форма должна быть однообразная, чистенькая и красивая, шевроны тоже однообразные и новенькие (начальство будет смотреть!). Защитные колпаки (те, за которые омоновцев дразнят «космонавтами») должны быть наименее поцарапанные и с шейной защитой, ПРы (палки резиновые, в народе — «дубинки») тоже должны быть одной модели, как и браслеты (в народе — «наручники»). Ну и аэрозольные упаковки «Черемуха» (слезоточивый газ в баллончиках). В общем — как на парад.

Берут с собой спецкарабины КС-23 (в народе — «помповуха» калибром 23 мм). Один из многочисленных зарядов этой модели (помимо дыма, газа, светошумовых зарядов, и пр.) — травматическая пуля «Привет». Можно умилиться автору названия. Ведь 23-миллиметровая пластиковая пуля «Привет» прошибает с 5 метров деревянную дверь насквозь.

Заинтересовало и другое — региональный отряд, который будет откомандирован в столицу на «Марш миллионов», повезет с собой боевое оружие.
Помимо ПМ (пистолет Макарова) планируется захватить спецавтоматы 9А91 и пистолеты-пулеметы «Кедр» и «Кипарис». Во всяком случае, так сказал мой товарищ.

Это напрягает. 6 мая планируется массовый митинг с шествием. Но согласно статьи 23 «Закона о полиции»,  (применение огнестрельного оружия)  которую каждый полицейский должен знать (как нас в свое время  учили: «В любом состоянии, в любое время суток, чтоб от зубов отлетало»): «сотрудник полиции не имеет права применять огнестрельное оружие при значительном скоплении граждан…»

Зачем стволы? На кого? И что будет, если кто-то даст команду на применение?

…Это было несколько лет назад в Чечне, где я находился в составе ОМОНа. Попался нам в этой командировке командир, который все хотел какую-то войну выиграть. Через пару странных зачисток, когда мы поняли, что бродим по опасным местам 10-15 человек без какого-либо прикрытия, мы стали задавать ему вопросы. Где, например, приказ на операцию от комендатуры, которой мы подчиняемся? Ответов у него не было. Мы двумя взводами дружно и показательно забили на его самодеятельность — до тех пор, пока не будет приказа, прикрытия войск, техники, боевого распоряжения и переводчиков-амнистированных боевиков — отказываемся ходить на зачистки.

Сразу же на родину ушла депеша о бунте. Фамилии зачинщиков были тщательно записаны. Приехала группа, менять «зачинщиков» — младших офицеров. Отряд вышел в коридор школы, в которой мы жили, и предложил приехавшему начальству свое оружие. Сказали — забираете наших взводников, дайте нам листы бумаги для написания рапортов об увольнении. Берите наше оружие и боеприпасы — воюйте сами.

Приехвашей «группе разбора» пришлось вернуться обратно в том же составе. А наш командир несколько дней скрывался в других подразделениях. В отряде была анархия. Много пили, громко пели, ходили в село к местным в гости, хотя основные наряды исправно тащили  — охрану периметра, охрану перешедшего на федеральную сторону бывшего полевого командира, назначенного главой местной администрации и прочее. Все вопросы решались в отряде на общем собрании.

Конечно, с уставной стороны это, мягко говоря, плохо. Но мы не провоцировали лишних боестолкновений да и основные задачи выполняли. Тогда я запомнил, что вот это все «крупнопогонное» и «с печатями написанное» не сильно много значит, если большинство (или все) бойцы решат, что по совести должно быть не так. В закокардовом пространстве не у всех гуляет лишь ветер уставной лояльности.

…Я не помню, что это был за митинг. Нашу группу опять попрятали по автобусам, стоящих во дворе соседнего с местом проведения акции дома. Видимо, начальство ждало чего-то «жесткого». На митинги мы оружия никогда не брали — нельзя по закону. Палки резиновые, браслеты, газ и машина с щитами — обычный набор. В этот раз выдали оружие. В связи с этим и зашел разговор  — зачем нам выдали оружие на массовое мероприятие?

Заговорили о том, что будем делать, если дадут команду стрелять? Разговор неудобный — каждый невольно смотрит, как ведет себя коллега. Неуставные какие-то разговорчики. Но после «чеченских бунтов» и бунтов перед отправкой в Чечню еще здесь, дома (когда не выплачивали командировочные), уже как-то не так страшно и с коллегами обсудить.

Митингующие они же не террористы, не бандиты, да и, честно уж так говоря  — за что они ратуют и нам не чуждо. Мы кому присягу давали? «Служа закону — служить народу».

А народ, он где? В кондиционированных кабинетах, в лампасах и «брегетах», передвигаясь исключительно на «членовозах» с мигалками, или тут — на улице? На улице наши друзья, знакомые, соседи, родственники — люди которых мы знаем, которые живут как и мы — от зарплаты до зарплаты…

Решили тогда так.Скажут стрелять, отдаем оружие командиру и едем домой. Стреляйте. Попробуйте. Мы в тире по мишеням бандитов стреляли, а не по мишеням пенсионеров.

Недавнее «гражданское патрулирование» по проверке нагрудных знаков полиции в Москве привело к тому, что наша группа наслушалась жалоб от полицейских.

И если кто-то думает, что после того, как «Путин стал платить полиции огромные деньги», они все поголовно превратились в «киборгов режима», это ошибка.

Революция прошлого века начиналась с перехода к «оппозиции» армии и других тогдашних «силовиков». Смотрите как удобно — численность митинга, к примеру, 10 тысяч человек, при этом их охраняют официально и «невидимо» вдвое больше силовиков. А вот если силовики вдруг проникнутся лозунгами, всех вместе будет…

К сведению: В обспечении общественного порядка в майские праздники в столице будут задействованы: 14, 5 тысяч солдат ВВ, 13 тысяч дружинников, около 11 тысяч ЧОПовцев, 11, 5 тысяч курсантов и — свыше 213 тысяч сотрудников полиции.

Оригинал взят у [info]neoliberal2 в Оккупированный город Москва (ранее в 1612, в 1812 г.)
Блогеры сегодня это снимают в Москве.
В основном, в центре.
Напоминает оккупированный город.
Хорошо ещё, что не демонстрируют оружия.
Пока только играют мускулами, как бы предупреждая: мы готовы.
Готовы остановить любого, кто попробует опротестовать итоги «самых честных выборов».




(фото разных авторов из фейсбука)
upd сообщают, что автор нескольких снимков — здесь. А тут снимки поражают любое воображение!
Братцы, да у нас фашизм !  —  http://sudenko.livejournal.com/1941342.html?view=2664798#t2664798

via-midgard.info пишет

Спектакль с выборам благополучно завершён и ненавистное чиновничество рьяно продолжило исполнять повеления начальства, касательно закрытия России. Теперь чиновничьей шайкой озвучивается идея об уничтожении 90% русских городов…

Эльвира Набиуллина сказала, что малые города будут сокращаться, что это-де мировой тренд – везде они сокращаются. Об этом много судили-рядили, отвлёкшись только на выборы. И никто не вспомнил, что чуть больше года назад про это уже говорили.

В конце 2010 года прошла информация о проекте создания 20 городских агломераций. Более того, эти самые агломерации тогда считались частью предвыборной программы Медведева. Потом Медведев на выборы не пошёл, ну и проект был как-то забыт. Не то, чтобы отменён, – так, обронили по дороге. И теперь идея возникает, словно что-то новое.

Что было в том, 1,5-годичной давности, проекте? Да, в сущности, то же самое и было, и даже чуть более детально. Признано: развивать малые города у нас бесперспективно. При этом говорится, что 90% городов у нас – малые. С населением до 100 000 человек. Поскольку работы (читай – жизни) там нет – народ оттуда перетекает в большие города. Да, так оно и происходит, это я вижу на примере Тульской области: народ из сёл течёт в райцентры, а из райцентров – в Тулу, а из Тулы – в Москву.

Ну, вот и надо – учат государственные мудрецы – признать и закрепить (по научному – «институционализировать») то, что и так есть – утечку народа, оголение территории. Чего уж… То есть, что получается: 90% наших поселений – негодные, ненужные, достойные смерти. Когда-то были «неперспективные деревни», теперь – добрались до городов. И не просто до некоторых городов – практически до всех. Все оказались ненужными – 9 из 10.

Проект закрытия России

Марина Удачина, директор института инноваций, инфраструктуры и инвестиций (какое изумительно инновационное учреждение!), тогда успокаивала: «Развитие агломераций – естественный процесс во всём мире». Не иначе, под это дело замыслили расширение Москвы до Калужской области.

Объяснение, почему малые города выжить не могут, – солидное, экономическое. Развивать малые города якобы невыгодно. Их поддержка, пояснила г-жа Набиуллина, ежегодно съедает несколько % от развития. И все почтительно умолкают: развитие, вы слышали – развитие! Не можем же мы отказаться от развития, ради этого нищебродского замкадья. Раз невыгодно, раз экономисты подсчитали – ну так это совсем другое дело. И нечего распускать гуманитарные нюни про малую родину. Главное – экономическая обоснованность.

На самом деле, только людям, никогда не занимавшимся никакой предпринимательской практикой (к ним, вполне вероятно, принадлежит госпожа министр), мнится, будто «выгодно-невыгодно» – это какие-то объективные, почти физические, параметры. Конечно, кое-какие ориентиры есть, но больше половины успеха коренится в духе, в желании людей достичь результата, заработать, создать. Экономика рождается в духе, питается духом, болеет вместе с болезнью духа и умирает от духовной смерти своих создателей.

На одной улице нашего посёлка 2 продовольственных магазина. Один процветает, другой загибается. Почему? Потому что одним людям очень хочется достичь успеха, а другие заранее смирились с поражением. Ровно так же происходит везде и во всём. Приволжский городок Мышкин на ровном месте развил индустрию туризма. Там нет никаких исторических достопримечательностей. А они взяли и придумали! А что такое достопримечательности, как не материализованные придумки? Раскрутили само название городка. Теперь это туристический центр.

Когда говорят, что на малые города денег не хватит, молчаливо исходят из представления о государстве-собесе, который раздаёт пенсионерам нефтяные деньги. Этих денег больше стать не может, сами клиенты собеса ничего сделать не способны – таково молчаливое исходное предположение, на котором базируется наша государственная мысль. Для собеса действительно удобнее всех свезти в одно место. И чтоб их не очень много было, а то всем не достанется. Права, права была Маргарет Тэтчер: для обслуживания трубы нам и 15 миллионов хватит. А уж 50 – за глаза.

Но если мы хотим увеличивать, а не только распределять богатство, если намерены создавать новые ценности – тогда нам нужны малые города, и деревни нужны, вообще, мы должны осваивать и заселять территорию.

Мы живём в эпоху трагического упадка духа. В том числе и предпринимательского духа. Предприимчивости многим хватает только на то, чтобы добежать до Москвы или иного какого большого города. Люди бросают свою родину и страна оголяется. И всё это проявления слабости и упадка.

Силой духа, а не силой оружия или денег создаются империи – территориальные, деловые, разные. Они создаются вот этим молодым агрессивным духом, духом экспансии. Экспансия – это и значит «расширение».

Сегодня наша жизнь всё больше проникается духом слабости, старости и упадка. И физическая жизнь наша в согласии с жизнью духа, вместо расширения – сужается, уменьшается, скукоживается, усыхает. Жизнь народа и государства сдувается, как воздушный шарик. Политическое выражение этого упадка духа – проект о создании городских агломераций и эти вот разговоры об «объективном» характере оголения территории.

Как это будет происходить конкретно – никто не знает. Как получится – так и будет. Вообще, сегодняшний тренд – это не вести события, а подстраивается под их течение. Поэтому, когда журналисты называют высказывания Набиуллиной «урбанистическими инициативами», это не имеет ничего общего с действительностью: никаких инициатив, в смысле – начинаний, тут нет. Это просто признание факта с полным отказом от оценки и воздействия. Ну, а уж если сказать, что так у всех – тут замолкают самые чёрные критики. Под этой маркой можно впарить всё. Недаром Л. Толстой много раз повторял, что под вывеской «все так делают» происходит масса глупостей, гадостей и подлостей.

Но всё-таки попробуем представить. Провинции – не будет. Что будет? Да ничего. Пустыня. Правда, заросшая берёзками. В старину ведь «пустыней» назывался лес: монахи-пустынники удалялись в леса.

Мы будем жить в огромных городах, в бетонных многоэтажках? На сколько поколений нас хватит? В многоэтажках народ не размножается. На асфальте не рождается творческих идей. Был такой немецкий антрополог Ганс Гюнтер – он прямо говорил: «Народы рождаются в деревне и умирают в городе». И правильно говорил. Именно из деревни черпает силы любая развивающаяся цивилизация. Человек, проживший жизнь в бетонной многоэтажке, никогда ничего существенного не придумает. Его мышление плоско, как бетонная плита. Почему? Да потому что он должен видеть лес, реку, жучков-паучков. Ребёнком должен всё это видеть, чтобы вырасти не роботом. Наша великая литература 19-го века, главный предмет нашей национальной гордости, создана жителями поместий. А современное, с позволения сказать, искусство – жителями бетонных коробочек. Из жителей многоэтажек рекрутируются писатели и читатели твиттера.

Жители многоэтажек не размножаются. Почему? По-видимому, потому, что человек подсознательно ощущает тесноту, ограниченность территории. Зоологи знают: если привезти кроликов на остров, они размножаются ровно до того, пока хватает корма. А дальше – помирают с голода? Да нет, они просто в какой-то момент прекращают размножаться. Включается механизм, который сигнализирует: места мало. Что-то сходное и с рыбами, сама наблюдала. Рыба в аквариуме вырастает до того размера, который соответствует размеру аквариума. Большой аквариум – и рыба большая, маленький – и рыба поменьше. Это не зависит от корма – только от размера «жилья».

Люди, конечно, не рыбы, но вот что я наблюдаю. Я живу в подмосковном посёлке. Рядом с городом, но люди тут живут в частных домах с садиками, с синицами и белками за окном, с грядками, яблонями и всем прочим. Так вот в классе, где учится моя дочка, несколько многодетных семей (по-настоящему многодетных: по 4-6 детей), а однодетных почти нет. Видимо, работает какой-то неосознанный механизм, сигнализирующий: место есть, размножаться можно. Если мы хотим остановить вырождение – делать надо аккурат противоположное: возвращать людей на землю!

Был такой в высшей степени неоднозначный персонаж, прибалтийский немец Альфред Розенберг. Воспитывался и учился в России в высшем техническом училище, потому, наверное, Гитлер впоследствии назначил его министром по делам восточных территорий. Впрочем, развернуться на этой ниве ему не удалось, не успел. Розенберг написал книжку «Миф 20 века». Среди философического мутномыслия встречаются истинные бриллианты немецкой управленческой мысли. Например, такой.

Люди (вовсе не унтерменши с восточных территорий, а вполне расово чистые немцы) не должны жить в больших городах. Это нездорово и неестественно; большие города – уродство современной цивилизации. Более того, лучше всего им жить в деревне. Кто не понимает своего счастья – заставлять. Лучше насильно процветать в деревне, чем свободно вымирать на асфальте, – рассуждает автор.

Как только город разрастается свыше 100 тысяч человек, его необходимо расселять. Любопытна аргументация. В числе прочего – большим городом невозможно эффективно управлять. Даже немцы это признают! 100 тысяч – это максимальная величина поселения, которое бургомистр может обойти пешком и увидеть своими глазами, как обстоят дела. Если больше – придётся пользоваться чужими сведениями, а это всегда управленческий риск.

Понятно, автор не очень уважаемый, одиозный даже автор, но мысль – правильная, ценная, плодотворная мысль. Вообще, надо научиться отличать мысль от личных качеств того, кто её высказывает.

Вернёмся, впрочем, к нашей передовой и демократической политической мысли. К будущим городским агломерациям.

Что же будет происходить в этих агломерациях? Как это вообще будет выглядеть? Наверное, все жители будут сидеть за компьютерами и посылать друг другу мейлы. Ведь есть же закон Паркинсона, по которому организация, где более 300 человек, вообще не нуждается во внешнем мире и обходится своими внутренними разборками-переборками. Живут же так в Москве, где большинство – офисные сидельцы, занятые чем-то невнятно-эфемерным. Ну, везде так жить будем… Таков, надо понимать, проект.

В общем, опубликована программа закрытия России. Как бабульку из неперспективной деревни внуки забирают на дожитие в город, а там – и на кладбище. Говорить об этом вслух было бы бестактно, да и не нужно говорить – все и так понимают, как оно есть.

А ведь было, было… Исторически недавно пели: «Мы на край земли придём, мы построим новый дом и табличку прибьём на сосне…» Лет 50 всего назад это было. Экспансия была, натиск, освоение территории. А теперь мы будем дремать потихоньку в хосписе и смотреть сны о бывшей жизни: «Снятся людям иногда их родные города…»

Неужто всё так плохо? Нет, вовсе не всё. Кое с чем нам страшно повезло. Например, с климатом. В нашем климате невозможно жить в картонных хибарах, сделанных из ящиков и коробок, прикрытых полиэтиленом. И в этом большое наше везение. Не будь его, наши города, Москва в первую очередь, обросли бы во много слоёв такими вот картонными поселениями, как обросли города с более благоприятным климатом.

Я видела такие картонные городки (там их зовут «фавелами») вокруг Лимы. Бороться с ними нельзя: снеси их – через 5 минут они восстановятся опять. Обитателям коробок тоже удобнее жить в большом городе, чем в родных сёлах и маленьких городках: можно перехватить случайный заработок, поступить в прислуги, влиться в разветвлённую уличную преступность… В последнее время картонные поселения «институционализировали»: провели к ним какую-никакую дорогу, на которой красуется имя благодетеля – как мне объяснили, кандидата в какие-то депутаты. Обижать жителей картонок нельзя: они тоже избиратели. Вот в этом смысле нам повезло.

Источник

Разумное объяснение таким странным словам чиновницы можно придумать только одно: по повелению «мирового правительства», наёмная российская администрация освобождает территории для тех, кого попытаются прислать нас добивать – китайцев, японцев, корейцев, вьетнамцев и прочих «друзей»… Короткий выборный антракт закончен, и зверьё торопится завершить тысячелетнюю войну против Великой Руси. Однако… зверьё и есть зверьё. Оно свирепое, но тупое. Русов победить не так-то просто, а говоря точнее – невозможно! И зверьё скоро в этом убедится на собственной шкуре…

Олег Ларин, 11 марта 2012

Геноцид Русов


отпечатано постоксероксомИсточник поста

Сейчас нас всех активно пытаются убедить, что выборы показали, будто большинство населения страны – за Путина. Именно так: не «большинство проголосовавших«, и даже не «большинство избирателей«, а именно «большинство страны за Путина«.

Может, и впрямь – большинство в стране за Путина? Может, он и впрямь — Национальный Лидер? Президент всех — а не только тех, кто голосовал за него? Проверим.

More »