Юрий Нестеренко
Государство — твой враг
.

Государство — твой враг. Что б ни врали экранные шлюхи,
Наихудшее зло — не извне, а всегда изнутри.
Государство — маньяк, отбирающий хлеб у старухи,
Чтобы бросить ей корку и требовать: «Благодари!»
.

Но не хлебом единым! Движеньем начальственной брови
Государство командует ей: отдавай сыновей!
На убой шагом марш! Государство не может без крови!
И не чьей-то чужой и абстрактной — конкретно твоей.
.

Государство — твой враг, что наглее любого бандита:
Ты — преступник, коль только посмеешь себя защищать!
С деликатностью танка и светлым умом троглодита
Государство всегда отвечает одно: «Не пущать!»

.

Что бы труд ни взрастил, что бы ум и талант ни создали —
Государство придет и наложит когтистую длань,
А для самых везучих оно отчеканит медали,
Бесполезною медью платя за кровавую дань.

.

Государство — твой враг. Враг безжалостный, жадный, жестокий.
Воплощение силы, которой не нужно ума,
Ненасытная тварь, паразит, выпивающий соки,
Чья эмблема — не флаг и не герб, а война и тюрьма.

.

Но и это не все. Ему мало и денег, и мяса —
Ему души, твою и детей твоих, вынь да положь!
Чтоб гордилась кнутом и оковами рабская масса,
Чтоб привыкла с пеленок хлебать ядовитую ложь.

.

Государство — твой враг. Враг любого, кто мыслит некстати.
И, чем льстивее пафос высоких державных речей,
Тем сильнее оно ненавидит того, кто не в стаде,
Кто не просит подачек и плюет на его палачей.

.

И страшнее запретов, страшнее тюрьмы и параши
Пустоглазые толпы, вопящие хором: «Ура!»
Государство — твой враг. Оккупанты не могут быть «наши»,
Даже если вчера с твоего они вышли двора.

.

Государство — твой враг. Твой. Какие бы козни и беды
Ни чинило соседям оно, понадеясь на куш,
Победители — первые жертвы преступной победы:
Восстановят руины домов — не развалины душ.

.

И опорой кровавому монстру, что лжив и корыстен,
Равно служат продажный подонок и честный дурак.
В нашем мире немного простых и незыблемых истин:
Кони любят овес. Сахар бел. Государство — твой враг.


Юрий Нестеренко
Глядя в телевизор

.

Те же там же и так же то же…
Под собою страны не чуя,
Наблюдая все эти рожи,
Одного лишь теперь хочу я.

.

Не мечтаю уже о лете,
Не хочу ни в купцы, ни в князи —
Я хочу одного на свете:
Я хочу, чтоб вы сдохли, мрази.

.

Все, что до тошноты знакомы,
Все, что лезут в глаза и уши —
От верховного лысогнома
До последней домашней ксюши,

.

От блажащей массовки снизу
До верхушки в гэбульных рясах,
От державного жополиза
До эстрадного жопотряса.

.

Я хочу увидать их в морге,
Чтоб прозектор кромсал их тушки —
От наследника-недозорге
До сосательной журналюшки.

.

От потешных зиц-атаманов
До героев конька и мата,
От вождя молодых баранов
До дворового дипломата.

.

От рубителей прежней щепки
До строгателей новой стружки,
От носителя главной кепки
До звонящей в эфир старушки.

.

Наступает он, зрим и четок —
Край, когда одного лишь надо:
Не зарплат, не жратвы, не шмоток,
А того, чтоб вы сдохли, гады.

.

Вместе с вашей холуйской спесью,
Вместе с вашей вселенской ложью,
Вместе с вашей блевотной лестью,
Вместе с вашей рычащей вошью.

.

Не ослепли мы, не оглохли,
Сколь ни бейтесь в пиар-угаре —
Мы ответим вам: чтоб вы сдохли!
Чтоб вы все передохли, твари!

.

Юрий Нестеренко
Глядя в телевизор-2

.

И снова течет с экрана
Прогоркло-гнилая чушь,
Довольная пасть тирана
Плюет в миллионы душ.
Под пафосный посвист плеток,
Под пыльные миражи
Глумливый оскал решеток
Сочится слюною лжи.
И лязгают ржаво звенья,
И душит навозом хлев,
И черная желчь презренья
Рождает багровый гнев!
Мириться с плюгавой швалью
Трудней, чем идти на бой,
И ненависть станет сталью,
И честь пропоет трубой.
И нету желаний, кроме
Удушье остановить —
Давить эту вошь на троне,
Любою ценой — давить!
Однако державной мрази,
Не морща во гневе лбов,
Но дружно зайдясь в экстазе,
Внимает толпа рабов.
И славят, и бьют поклоны,
И лижут наперебой,
И счастливы встать в колонны
Шагающих на убой.
Зачем же пред горсткой сброда
Они расшибают лоб?
Неужто толпы народа
Сильнее мундирный клоп?
Продажны? Глупы? Не каждый,
И помнят свободы дни —
Зачем же холопьей жаждой
Объяты опять они?
Причина не в том, что туже
Сжимают кольцо псари;
Раб — это не цепь снаружи,
Но жажда цепей внутри!
И тщетно твердить баранам
Про волю как цель борьбы:
Не раб порожден тираном —
Тиранов родят рабы!
И в том, чтобы свергнуть гада,
Конечно же, нет греха,
Но вскоре, как прежде, стадо
Потребует пастуха.
И не исцелится рана,
И сделает круг резьба…
Свободный, убей тирана,
Но прежде — убей раба!
Все прочее — бесполезно,
Хоть замыслы хороши,
И нагло глумится бездна
Ухмылкой верховной вши…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *