just_montes пишет
Обращение Пеуновой, заявившей в ФСБ о государственной измене Путина
svetlana.peunova.ru : Родные мои соотечественники!

По моему мнению, наша страна в очередной раз стоит на краю гибели, и дорога к нему вела нас все годы после перестройки. Ваши отклики говорят о том, что наши мнения совпадают. Но подавляющее большинство наших сограждан не могут в это поверить. Знающее ситуацию меньшинство не может ничего поделать в силу необъединенности и политики устрашения, которую ведут те, кто нас сознательно ведет на этот край.

Идет необъявленная война против России, а любая война подразумевает уничтожение страны и народа. Цифры смертности населения позволяют говорить о геноциде русского народа. Так, по неофициальным данным, в нашей стране всего 89 миллионов жителей, хотя официальная статистика говорит другое. В этой ситуации наше спасение только в одном: все тайное сделать явным. И самое главное — возродить в сердце каждого русского и российского человека чувство причастности к народу, понять, что вместе с народом умрет и каждый из нас.

Жизненно важно, чтобы люди узнали настоящее содержание документа, подписанного без лишней огласки. Ведь он позволяет входить в нашу страну войскам нашего вероятного противника в полном вооружении. Скреплено подписями первых лиц соглашение об освобождении от уголовной ответственности за преступления на нашей территории всех вояк самой агрессивной армии мира: ведь они придут защищать «свои» национальные интересы, купленные по дешевке предприятия и недра. Мы с вами на территории страны — лишние, о чем говорили и Маргарет Тэтчер, и Мадлен Олбрайт… Если мы не спохватимся сейчас, завтра может быть уже поздно.

Теракты, ставшие привычными во время правления наших президентов-демократов, уже заменяются откровенной резней. Нас хотят уничтожить, а чтобы мы не сопротивлялись — устрашить. Но и в своей хате не закроешься: делается все, чтобы в нее смог проникнуть любой от имени закона — неприкосновенности жилища нас лишают, как и всех человеческих прав. Но говорят, что это все — от великой заботы о нас. Я знаю, что пользователи интернета в курсе всего происходящего, но их слишком мало: примерно 20% от всего населения России имеют интернет и только 5% интересуются политикой. Я благодарна вам за ваши отклики. И еще больше за то, что есть люди, понимающие всю опасность ситуации. Чтобы избавиться от нее, ее нельзя замалчивать. Мы подобны онкологическому больному: замалчивание этой болезни ведет к смерти, а раннее обнаружение — к исцелению человека. У нас есть время исправить ситуацию, но его не так много. Резня, теракты говорят о том, что верна информация о запланированном в нашей стране социальном кровавом хаосе.

Я верю в свой народ не просто идеалистически. Я на своем опыте знаю, сколько честных и сильных людей сохранили свою совесть в наше непростое время обмана и корысти. Дважды по одному году мы отстаивали двух женщин, на которых были заведены сфальсифицированные уголовные дела (это были политические гонения). И эти дела все-таки закрыли за отсутствием состава преступления. Три года я вела еженедельную передачу на одном из самарских телеканалов, и после первой же политической передачи договор со мной был разорван.

По поручению областного правительства дирекция телекомпании меня уверяла, что все русские люди, за которых я вступилась, бросят меня при первой же опасности: «Не стоит рисковать собой ради аморального российского общества». Но за год простые русские люди — члены партии «ВОЛЯ» — выдержали сотни опросов и допросов, 40 обысков и выемок документов, и никто даже не подумал уволиться или уйти от борьбы за свое будущее. Сотрудников отдела ФСБ и их методы психического давления мы узнали лично и смогли противостоять их методам. Наша дружба только окрепла. Я уверена, что во всей России таких людей — огромное количество. Все дело в том, что нам не дают объединиться.

Мы имеем большой опыт организованных действий. Мы собрали 60 000 реальных людей в реальную партию, поскольку согласно закону только партия может вмешаться в дела государства. И вот сейчас гены нашего народа должны проснуться, дух сплочения и объединения должен победить. Только это спасет всех и каждого из нас. Как только люди узнают реальную ситуацию, они сами сделают все для спасения страны. Здравый смысл у нашего народа всегда был.

Будем рады всем вашим откликам, предложениям, информации, которую достаточно трудно найти в нашем информационном поле. Просим вас присоединиться к нам в информационной просветительской работе с населением всей страны. За 7 лет своей деятельности мы поняли, что личное общение с простым человеком — это самое действенное в его политическом просвещении. Преодолев первое отталкивание — стеснение идти к незнакомому человеку — мы получаем огромное удовлетворение от объединения и понимания: все мы родные без высоких слов, а на самом деле.

Мы просвещаем их, а они во многом просвещают нас. Только всем миром мы можем победить в нашей критической ситуации. Весь исторический опыт страны говорит нам это. Победили же нищие афроамериканцы высокообразованных белых, потому что смогли объединиться под руководством Мартина Лютера Кинга. То же и индусы, под руководством Махатмы Ганди выгнавшие англичан из своей страны. В истории человечества таких примеров много. Осознав общую цель и объединившись, мы легко и быстро восстановим свои права как граждан своей страны. Изменение ситуации зависит буквально от каждого из нас. Служим ли мы силам объединения народа или разъединения — вот главный вопрос исторического момента.

Методы нашего внутреннего врага: замалчивание информации, подавление, запугивание, разобщение на личных интересах, скрытность своих действий, передергивание фактов. Наши методы должны быть в корне противоположны: гласность, разоблачение, бесстрашие, объединение на общих интересах, жизненно важных для всего народа.

Нам пытаются внушить эмоции апатии и безысходности. Значит, мы должны поднимать русскую удаль, широту души и веселье несмотря ни на что. Все народы России для иностранцев — русские. И мы никогда не делились по национальному признаку. Поэтому я призываю всех коренных жителей страны к объединению и отстаиванию своих общих интересов и самостоятельному построению своего будущего. Никто, кроме нас, нам не поможет. Ждать шагов к лучшему будущему от тех, кто привел нас к угрозе вымирания и военного уничтожения, — глупо.

Предлагаю всей общественности включиться в обсуждение военной реформы: мы собираем факты и мнения. Я очень прошу принять участие в этом обсуждении экспертов: юристов, военных и других компетентных лиц. Прошу поддержать десантников в их требовании о парламентской проверке реформы армии, выдвинутом на недавнем митинге в Москве.

У десантников девиз: «Никто, кроме нас!». А мы привыкли говорить: «Кто, если не мы?». Сейчас эти девизы касаются каждого гражданина России. Я призываю к объединению и совместной защите нашего общего дома, а также построению общества по морально-этическим принципам, которые в нем давно попраны. А любовь к своей Родине всегда была для народа величайшей ценностью и безусловным приоритетом над всем личным. Наше дело правое, и потому с нами — высшая справедливость, но отстоять ее должны мы. Ждем ваших откликов и действий. Все на защиту Родины!

С надеждой на сотрудничество, Светлана Пеунова.
 


отпечатано постоксероксомОригинал поста
mike67 пишет
Фальсифицируемость власти
Последнее время мне все чаще кажется, что корень российских бед в той идеологии, согласно которой не сила в правде, а правда в силе (см. напр. "Авторитетная сила"). Так случилось, что после нападения на Олега Кашина многие независимо друг от друга заговорили примерно в таком ключе. Почему рядовое для наших политических широт преступление вдруг заставило обсуждать такие достаточно абстрактные материи, как особенности государственной идеологии и настроения общества; уместно ли сейчас такое обсуждение и чего можно ждать от него – на эти вопросы я, кажется, могу ответить.

Как выяснилось, Кашину угрожали часто и совершенно открыто представители правительственных и проправительственных структур. Но в первых же обсуждениях вдруг почувствовалось, что сама открытость и будничность этих угроз не позволяет замкнуть классическую цепочку политического детектива: ну губернатор угрожал, ну прикормленная Кремлем молодежь врагом объявила – делов-то… И вот это ощущение, как мне кажется, для многих стало холодным душем. Вдруг стало ясно, что мы в последнее время как-то притерпелись к такого рода властной риторике, а она успела почти что легитимироваться. Вспомнили, спохватились. Начали искать корни, уперлись в сурковские проекты, в выступление Путина на форуме его собственных сторонников в Лужниках в 2007 году, где прозвучало словечко "шакалить". Хотя корни, конечно, уходят гораздо глубже.

Специфика российского культа грубой силы в том, что он не только насаждается сверху, а поддерживается рассеянной санкцией, безадресным террором — самым эффективным видом террора, когда пострадать может не кто-то конкретный, а любой. Нынешняя неясность, кому же именно понадобилось избивать Кашина, становится главным элементом устрашения. Когда нельзя угадать, кому ты перешел дорогу – псковскому губернатору, химкинской администрации или просто какому-то крутышу, остается одно – сидеть тихо и не высовываться. Этот принцип был, в частности, с гениальным цинизмом сформулирован на одном из скинхедовских форумов, где обсуждалась "ошибка" московских нацистов, убивших принятого ими за мигранта из Кореи якутского шахматиста Сергея Николаева: "Зная, что мы можем ошибиться, — писал скинхед, которого я цитирую по памяти, — нас будут бояться еще больше". Сила – право, сильный всегда опасен. А никакой другой науки обывателю знать и не надо.

Этот вид террора в мировой практике встречался неоднократно (вспомним "пусть ненавидят, лишь бы боялись"), но наиболее полно он был разработан Сталиным. Советский человек не имел возможности воспринимать происходящее глазами антифашиста Нимеллера, который последовательно наблюдал, как приходили за коммунистами, социалистами и профсоюзными деятелями, — в СССР могли прийти за любым. Когда-то я попросил читателей рассказать о сталинских репрессиях в их семьях, и меня поразило число случаев, когда люди спасались с помощью чисто биологической стратегии – физически отдаляясь от хищника, уезжая в другую часть страны, например. Для человеческого общества характерны договорные модели, биологический фактор подключается только при встрече с заведомо недоговороспособным и неумолимым врагом – так, например, знакомая мне старушка спаслась на войне, потеряв от страха сознание и упав в канаву, когда немцы вели всех ее односельчан к сельсовету. Такой вид террора, который исключает для жертвы возможность договориться, не позволяет человеку вычислить правила игры и стать ее участником. Ему остается одно – признать свое полное ничтожество перед имеющими силу. Не будем возводить напраслину на режим: сейчас риск в тысячи раз меньше, чем при Сталине. Но сам принцип не изменился: увидел более сильного – ткнись носом в землю и замри.

Здесь выбора нет. Выбор только в том, как осмысливать свое существование в рамках заданной реальности. Реакция на неубираемый раздражитель бывает трех типов. Можно зажмуриться и впасть в ступор, но жить в вечном страхе тяжело, поэтому столь бескомпромиссная конфронтация с российской действительностью встречается в основном у эмигрантов. Проще всего научиться не замечать раздражитель и блокировать на подсознательном уровне любые попытки указать тебе на нежелательный объект ("сколько можно о Сталине" и т.п., тут нечему удивляться, примерно так же большинство нормальных людей гонят от себя мысли о смерти). В отдельных случаях развивается и Стокгольмский синдром – попытка игнорировать раздражитель через отождествление себя с источником страха. Но эти три вида реакций уже почти не представляет интереса для нашей темы. Дело сильного правителя – отрубить тебе голову, и ему совершенно незачем заботиться о том, как ты будешь объяснять себе ее отсутствие. Власти абсолютно все равно, что к ней чувствуют – любовь или ненависть – ее интересует лишь масштаб этих чувствований, тот масштаб, при котором подданный неизменно ставит себя ниже повелителя – ненавидимого ли бессильной ненавистью или любимого безнадежной любовью. Текст об этом назывался "Как воспитывать подчиненных", и речь там шла о том, как метод беспричинного наказания интуитивно используется в России начальниками всех уровней.

Эти сигналы сверху на уровне коллективного бессознательного внятны всему обществу. Они формируют "рассеянную санкцию", которая выстраивает всю сложную иерархию нашего российского общества. Но сейчас наступил момент, когда путинская эстетика "настоящий мачо несогласных хуячит" начинает вызывать у многих сильнейшее раздражение. (Сию минуту, кинув взгляд в новостной топ "Яндекса" увидел, что там соседствуют два сюжета: о состоянии Кашина и о том, что наш 58-летний подросток испытал какой-то болид). Начался отход от утвердившейся в конце 90-х тенденции к охранительству. Например, журналисты Андрей Громов и Сергей Сумленный, достаточно яркие "охранители", похоже, под влиянием Европы начинают понимать, что можно жить и без этого нашего подавления слабого сильным. Не всех, конечно, такое открытие заставляет принять именно левые идеалы, но дело как раз в том, что и завзятых "охранителей" уже тошнит от кремлевского креатива.

Чтобы не обвинять никого попусту, попробую показать происходящее в современной России на простой модели. Из-за кремлевской стены слышится шипение, а потом из Москвы-реки достают трупы. Есть ли здесь связь? Мы не знаем. Общество горячо обсуждает, должно ли в данном случае post hoc означать propter hoc, параллельно усиливается наблюдение за рекой, реформируется служба спасения на водах и т.п. Я не знаю, откуда берутся утопленники, я никого не обвиняю, я предлагаю простую вещь: разобраться с шипением. От этой простой меры всем станет легче: общество избавится от части страхов, государство – от обвинений.

Для такого шага никому не придется менять даже политические взгляды. Например, я не знаю, хорошо ли искать за рубежом финансирование для своей общественной деятельности в родной стране. Но я точно знаю, что первое лицо не должно произносить слово "шакалить". Верьте во что хотите, дорогие читатели, симпатизируйте кому угодно – кто ж запретит! Но инстинкт самосохранения доложен подтолкнуть любого гражданина России, каких бы взглядов он ни придерживался, к формулировке примерно такого вида: "Я, конечно, презираю "вашингтонский обком" и верю в жидомасонский заговор — но мне страшно, если правительство разделяет со мною это чувство". То что позволено быку, не позволено Юпитеру. Право сильного надо развернуть наоборот. Кто сильнее, с того и спрос больше. Обыватель может дать своему обидчику 24 часа на извинения, но губернатору такие речи уже не должны сходить с рук. Крупный чиновник, сказавший, что оппозицию надо давить танками, должен быть немедленно уволен.

Что делать? Путь один – восстанавливать утраченную договороспособность власти. В этой формулировке, к сожалению, есть неустранимое противоречие: мы берем обязательство восстановить то качество власти, которое она сама считает лишним. Но так или иначе, гражданам нужна возможность договариваться с властью.

Почему-то редко обращают внимание на то, что предложенная в свое время Поппером концепция открытого общества фактически вытекает из его же принципа фальсифицируемости. Государственная власть в любом случае должна допускать какие-то условия своей смены. Парламентская республика, президентская, количество партий – все это уже детали. Любим мы свою власть или ненавидим – тоже неважно. Я готов, если угодно, петь гимн стоя и праздновать дни рождения президентов. Я хочу только одного – чтобы власть сформулировала условие своей фальсифицируемости, то есть условие, при котором Путин, Медведев или иной руководитель государства будет признан непригодным для дальнейшего использования.

Разумеется, после Поппера были предложены и другие точки зрения на критерии истинности, а уж средней руки русский консерватор легко назовет пару десятков аргументов против смены коней на переправе. Отнесемся с уважением к охранителям, хотя бы первые десять их аргументов и выражались в надувании щек, а оставшиеся – в конвульсивном подергивании век. Я не предлагаю автоматически менять власть, не желаю ей спотыкаться и даже готов поддержать за локоток, но я хочу знать, в каких случаях вопрос о ее смене в принципе может быть официально вынесен на обсуждение, иными словами, что должны сделать премьер или гарант, чтобы по Первому каналу прозвучали страшные слова: "Увы нам — Кремль обосрался"?

В России создалась система, когда судьба страны зависит полностью от воли первого лица (сейчас – двух первых). В такой ситуации мы только и можем что просить: Медведев и Путин, помогите. Найдите преступников, накажите виновных и не бейте нас, если мы по неразумию своему выйдем куда нельзя и под неправильными лозунгами. Больше мы ничего не можем. Я ни к чему не призываю, не потому, что боюсь обвинений в разжигании, а потому, что люди все разные, одни погорячее, другие поспокойнее, и взгляды на жизнь у каждого свои – ну не хочу ни на кого давить. Я просто констатирую: создалась ситуация, когда власть в России может быть сменена только революционным путем. Нравится нам эта власть, не нравится – но сменить ее теперь можно только так. К тому пришли.


отпечатано постоксероксомОригинал поста

[info]vadimb

Originally posted by [info]felbert at В начале ноября в России будет военный переворот!

В мэрию Москвы поданы заявочные документы на проведение военного переворота в России. Так можно расшифровать заявление бывшего командующего ВДВ СССР генерала Владислава Ачалова, сообщившего о проведении в начале ноября в Москве «акции протеста» в составе 10 тысяч десантников и примкнувших к ним казакам и рядом общественных организаций. Сбор колонны начнется на Поклонной горе в первой декаде ноября. Точную дату, руководитель переворота — глава Союза десантников России генерал Ачалов озвучит чуть позже, когда она будет окончательно согласована в мэрии. Сомнений в том, что разрешение на переворот будет получено у Ачалова нет даже в малой степени.

Ультиматум российских военных простой, как Святославское «Иду на Вы!»: «Мы не хотим крови. Но все руководство министерства обороны во главе с Сердюковым обязано покинуть служебные кабинеты». Причем Ачалов намекнул, что хотя в заявке на проведении стоит слово «митинг», им все не ограничится. Назвать это мероприятие митингом однако так же абсурдно, как назвать гуманитарной помощью конфетку, которую педофил дает ребенку.

Да и Сердюкову ли назначен ультиматум Ачалова? Или его начальнику Владимиру Путину, из кабинета которого уже сообщили, что «У любого руководителя бывают отдельные удачные или неудачные действия, в том числе связанные с неким их публичным проявлением, однако в целом работа министра обороны президента устраивает. Поэтому «Сердюков сидит намертво» и «никакие митинги к его отставке не приведут». То есть у десантников нет никаких шансов добиться отставки министра обороны Анатолия Сердюкова.

А я так не думаю. Ведь как говаривал один из президентов Америки: «Дайте мне роту русских десантников и я захвачу мир!» Тем более, что сейчас как никогда сильны антиправительственные настроения, а митинги протеста прокатились почти по всем городам России. В 1941-42 годах десантники смогли отстоять Москву. Почему бы им не сделать это сейчас?

Позитивный момент: утром и вечером в транспорте валят такие толпы угнетенных трудящихся, что приходишь в ахуй. Ни при Советах, ни паче — 10 — 15 лет назад, такого не было. Если эти толпы перестанут быть стадами баранов и выйдут, наконец, на улицу, сражаться за свои права, они голыми руками смогут взять Кремль, не говоря уже, что если они возьмут в руки автоматы. (В любом полицейском участке ими можно разживиться, за одно и ментов немного повешать :-)).
Негативный момент: пока что эти толпы — как стада баранов, идут на постриг и на убой (на практически халявную каторжную работу), не понимая и не желая понимать, что выйди они наружу в центре Москвы и свергни все это блядво, им не надо будет более быть ничтожными рабами каких-то скотов, они вернут себе Свободу, Еду и Достоинство. : [info]dictator_of_rus

На днях в интернете был опубликован проект Федерального закона «О полиции» — итог обещанной диктатором Д.А. Медведевым «реформы милиции».
Как мы знаем, о реформе милиции заговорили после расстрела начальником ОВД «Царицино» Денисом Евсюковым посетителей супермаркета и после видеообращения краснодарского майора милиции Алексея Дымовского к руководству страны.
Лейтмотивом «милицейской реформы» служила идея защиты прав граждан от произвола милиции, что же мы увидели в этом законопроекте?
Начнем с названия. Действительно, милиция давно уже превратилась в полицию, ничего народного в ней не осталось.
Однако правильно ли менять название? По существу, изменение названия означает, что уже не только по тайной сути и фактическому содержанию милиция становиться антинародной, но и по явной сути и своему официальному названию.
Надо сказать, что в нашей стране органы внутренних дел более 90 лет называются милицией.
«Полиция» в сознании граждан нашей страны — это царская полиция и охранка (карательные органы, которые убивали и расстреливали мирных рабочих и крестьян, гноили их на каторге, издевались над простым народом; впрочем, режим Медведева-Путина уже умудрился реабилитировать кровавого тирана, уничтожившего сотни тысяч граждан России — Николашку Кровавого, которому подчинялась эта банда-полиция).
А также «полиция» в нашем национальном самосознании — это гитлеровская вспомогательная полиция из числа предателей, которая помогала СС и гестапо в карательных акциях против мирного населения.
Видимо, те же самые задачи и предстоит осуществлять «новой русской полиции». Собственно, они же de facto в настоящее время являются основными задачами современной «милиции».
Вместо десятикратного сокращения полномочий милиции предусмотрено тысячекратное их расширение.
Таким образом, законопроект предусматривает установление в стране жесточайшей полицейской диктатуры, когда любая наглая полицейская харя сможет вмешиваться в жизнь каждого из нас. (Они делают это и сейчас, но преимущественно незаконно, пользуясь безнаказанностью, гарантированной правящей буржуазной диктатурой, но теперь они будут делать это «в строгом соответствии с законом»).
Я не буду здесь рассматривать подробно, каким образом этот закон расширяет полномочия наглых полицейских харь, каждый может прочитать законопроект на сайте и ужаснутся.
По существу, теперь полицейские смогут вламываться в жилища граждан под надуманными предлогами, оцеплять территории, отдавать приказы гражданам, задерживать людей на неопределенный срок (вопреки конституционному ограничению в 48 часов — «до передачи» соответствующим органам), по существу не подчиняясь никому и не отвечая не перед кем.
А если человек откажется подчиниться противозаконному требованию полицейского — то наглая полицейская харя сможет применить к нему силу, спецсредства и оружие. (Сейчас хотя бы на бумаге, в разъяснениях высших судебных инстанций гражданин имеет право на необходимую оборону в случае противоправных действий ментовской нечисти).
А формальный запрет на пытки, жестокое и бесчеловечное обращение — это всего лишь формальный запрет, который никто соблюдать не будет и в полиции, как он (при полутайном покровительстве Медведева и Путина) не соблюдается и сейчас.
Главное, что совершенно очевидно — «реформа милиции» направлена против людей и в пользу властей и эксплуататорских классов, интересы которых представляют нынешние власти.
Особенно интересно, что по закону сами работники полиции, вопреки провозглашенной Конституцией и установленной международными обязательствами России свободе слова, будут лишены права критиковать свое начальство и саму полицейскую систему.
При этом, обсуждение явно антинародного проекта закона «О полиции», совершенно очевидно, организовано формально, никто не намерен учитывать мнение народа, который несомненно будет протестовать против расширения произвола полицейской нечисти.
Недаром законопроект писался кулуарно, как видно из его содержания — в недрах МВД, а также, возможно, самыми реакционными юристами и политиками из «Единой России», и правящий диктаторский режим вряд ли будет намерен смягчать его.
Даже если и смягчит немного, то в любом случае полномочия полиции будут расширены по сравнению с нынешними полномочиями милиции, вместо того, чтобы быть значительно суженными.

* * *
Как же жить нам, народу России?! Как нам избежать полицейских репрессий и произвола?!
Вывод только один — мы должны с оружием в руках противостоять нынешнему правительству России, всему правящему буржуазному классу и силам полицейской нечисти.
Каждый из нас, кто еще колеблется, должен придти к единственно верному выводу о необходимости всеобщего вооружения народа и вооруженного восстания, свержения нынешней преступной власти и преступного капиталистического строя.
А в порядке самозащиты, до победы Восстания, мы должны вооружаться и создавать отряды самообороны на местах, которые защитят каждого из нас от нападений наглых полицейских харь, арестов, вторжений в наши жилища и прочих бандитский действий путинско-медведевских органов внутренних дел.
Мы должны дружно сказать: «No pasaran! Не пройдет!» и защитить нашу жизнь и Свободу, жизнь и Свободу каждого из нас, наших близких и дальних, с тем, чтобы положить конец правящей в России кровавой диктатуре и кровожадному капиталистическому строю!!!

http://igorpuzanov.name/police via [info]dr_puzanov
UPD: Только каждому такому отряду нужен свой «Муромцев», а всем вместе нужен общий координационный центр.
В Приморье мы убедились, что ликвидация отдельных низовых ментов проблемы никак не решает.
Отряды самообороны на местах будут легко нейтрализованы по одному превосходящими силами противника, если не будут взаимно координировать боевые действия. Таким образом, первостепенной задачей, наравне с популяризацией идеи вооруженного сопротивления, является создание законспирированного координационного центра. Да, из людей всесторонне преданных идее освобождения и никогда ранее не запятнавших себя сотрудничеством с системой.

Держись, Саша. Мы с тобой, Саша!
Подвиг твой все знают и помнят!
Ты, главное, выживи! Срок не срок будет, и выходить тебе не по амнистии, а освободит тебя революция, причём раньше, чем успеет закончиться любой срок. Ещё нужны будут твои силы – добивать упырей оккупантов в их собственных благоустроенных сортирах. A.C.A.B.!
Именем твоим и других славных партизан назовут улицы в крупных городах новой России.

Александр Сладких
Максим Кирилов
Владимир Илютиков
Андрей Сухорада
Роман Савченко
Александр Ковтун

Слова из текста этого видео:
«Кто скажет про это видео, что это провокация — тот кормится за наш счёт в госорганизациях».

http://www.youtube.com/v/UEb-PNqAO0s
Спасибо [info]mimohod

В первую очередь эта история выявила полную недееспособность органов. Чтобы поймать группу из пяти слабовооруженных мальчишек, понадобилось несколько тысяч бойцов элитных частей спецназа МВД, ФСБ и ГРУ.

Показательна и паника, охватившая власти. По сути, группа не совершила ни одного крупного теракта. Убийство ночью одиноко милиционера и расстрел нескольких проезжающих милицейских машин – и все, на опасные теракты это никак не тянет. Не было ни захвата какого-нибудь официального здания, ни подрыва важных коммуникаций, ни теракта против сколь-нибудь значимой фигуры в силовых или гражданских структурах — ничего, хотя такие действия в условиях тайги совершить проще простого.

О действительно сложных и болезненных для властей и/или подлежащих «террористическому воздействию» групп населения вообще речи не шло. Тем не менее, и такие незначительные проявления «партизанки» вызвали настоящую панику у властей – вплоть до ввода колонн бронетехники. На поимку отряда были брошены авиация и «лучшие силы спецназа и специалисты МВД», задействованы, по полуофициальным данным, почти полторы тысячи бойцов. Реально же, судя по масштабам поисковых операций, охвативших большую территорию – несколько тысяч.

Феерическая история с перепутанными Муровцевами показал тот феерический уровень неразберихи и непрофессионализма в области обработки разведывательной информации, который царит в силовых структурах – во всяком случае, в ФСБ и МВД, очевидно, причастных к этой истории.

Обкатан возможный театр военных действий – экспериментально доказано, что приморская тайга в летнее время позволяет вести долговременную диверсионно-партизанскую войну, при этом местное население, при должном психологическом и информационном обеспечении, будет настроено положительно или нейтрально к партизанам.

Благодарю [info]sindikat777